Альманах «Соловецкое море». № 3. 2004 г.

Алексей Лаушкин

К 150-летию обстрела монастыря британскими пароходофрегатами: Соловецкая оборона 1854 года

Памятная надпись на монастырской стене. Фото кон. XIX в.В отечественной истории Крымская война 1853–1856 гг. сыграла особую роль. Начавшись как конфликт с Турцией, она быстро переросла в масштабное столкновение России с сильнейшими государствами Европы — Англией и Францией, к которым затем присоединилась Сардиния. Неприятельские державы предполагали ослабить Россию и оттеснить ее от решения важнейших проблем жизни Старого Света. Планы некоторых западных политиков простирались еще дальше. К примеру, лорд Пальмерстон, член английского кабинета, еще до недавнего времени занимавший пост министра иностранных дел Великобритании и продолжавший оказывать сильное влияние на внешнюю политику туманного Альбиона, полагал, что война должна привести к расчленению России — отторжению от нее северо-западных, западных, юго-западных и южных провинций. В марте 1854 г., накануне объявления войны России, он так сформулировал свое представление о ее желательных для Англии итогах: «Аланды и Финляндия1 возвращены Швеции. Некоторые из германских провинций России в Прибалтике уступлены Пруссии. Самостоятельное Польское королевство2 возобновлено как барьер между Германией и Россией. Валахия, Молдавия и устье Дуная3 переданы Австрии... Крым, Черкесия и Грузия отторгнуты от России, Крым и Грузия отданы Турции, а Черкесия или независима, или вручена под сюзеренитет султану»4.

Военные действия развернулись и на суше, и на море. Главными театрами боевых действий стали придунайские княжества Валахия и Молдавия, Крым и Закавказье. Для оказания экономического давления на Россию Англия и Франция установили морскую блокаду побережья Империи. Их военные флоты появились не только в Черном, но и в Балтийском, Баренцевом и Белом морях, а также на Дальнем Востоке. Основные события развернулись вокруг Севастополя. Героическая оборона города продолжалась 349 дней; противник потерял здесь более 70 тысяч солдат и офицеров. В августе 1855 г. Севастополь пал, и вскоре начались мирные переговоры. Весной 1856 г. в Париже был подписан мир. Территориальные потери России были невелики, хотя и болезненны (устье Дуная), однако главное заключалось в другом. Империя должна была вывести из Черного моря свой военный флот и уничтожить на его берегах всю военную инфраструктуру. В случае новой войны южные рубежи страны оказывались беззащитными. Парижский мир обернулся небывалым международным унижением России, которая за последние два столетия отвыкла от сколько-нибудь чувствительных военных поражений.

Произошедшая катастрофа явилась следствием прежде всего экономического и военно-технического отставания России от своих европейских соперников. Преодолеть это отставание было невозможно без коренных изменений в обществе и экономике страны. Император Александр II (1855–1881), восшедший на русский престол в разгар войны, хорошо понимал это. В 1860–1870-е гг. по его инициативе была проведена серия реформ, включая отмену крепостного права. Состояние Империи после Крымской войны хорошо охарактеризовал в 1856 г. министр иностранных дел России князь А.М.Горчаков. «Говорят, — писал он в официальной ноте, — Россия сердится. Нет, Россия не сердится, а сосредотачивается».

На Севере России боевые действия в рамках Крымской войны велись в теплые месяцы 1854 и 1855 гг. Присылаемые сюда соединенные англо-французские эскадры, в составе которых действовали в каждый сезон шесть линейных и несколько вспомогательных судов и более тысячи человек личного состава, занимались крейсированием в территориальных водах России. Пользуясь беззащитностью Белого и Баренцева морей, они устанавливали блокаду их акватории и побережья, уничтожали торговый и промысловый флот местных жителей, обстреливали небольшие города и деревни, пытались высаживать десанты (захват Архангельска, судя по количеству присылаемых сил, не планировался; к тому же новейшие винтовые суда союзников не смогли войти в устье Двины из-за недостаточных глубин в районе Двинского бара). База соединенной эскадры располагалась в горле Белого моря — в районе о-ва Сосновец, часть кораблей несла постоянное дежурство у двинской дельты. За две летних кампании нападению подверглись русские поселения на всем протяжении береговой линии от крепости Кола на севере Кольского полуострова до деревень Зимнего берега, а также некоторые беломорские острова. Целью этих атак, которые часто встречали вооруженный отпор местных крестьян, во многих случаях становилось желание английских и французских капитанов пополнить свои продовольственные запасы — снаряжение эскадры в оба сезона было далеко от идеального. Не брезговали союзники и обычным мародерством. Помимо этого неприятель вел сбор гидрографических и иных данных, имеющих военное значение.

Из военных событий на Севере наибольший отклик в России вызвали два эпизода — многочасовой обстрел английскими пароходофрегатами «Бриск» и «Миранда» Соловецкого монастыря в июле 1854 г. и уничтожение бортовой артиллерией «Миранды» городка Колы в августе того же года. На «Бриске» находился командующий соединенной эскадрой 1854 г. Эразмус Омманей; капитаном «Миранды» был Эдмунд Лайенс.

Соловецкий монастырь, несмотря на отсутствие военного гарнизона и крайнюю скудость оружия, оказал агрессорам сопротивление. Руководил соловецкой обороной архимандрит Александр (Павлович). Неравенство сил было вопиющим. Англичане обстреливали обитель в течении девяти с лишним часов, выпустив за это время более 1800 ядер и разрывных бомб. Однако ни склонить монастырь к сдаче, ни подготовить условия для высадки десанта, ни даже нанести обители существенный материальный ущерб они не смогли и были вынуждены отказаться от идеи захватить Соловецкую крепость.

Победа, одержанная насельниками обители над моряками флота ее величества королевы Виктории (1837–1901), была не столько военной, сколько духовной. Защитники монастыря на протяжении всего обстрела не прекращали молитв, надеясь на помощь Того, Который «защититель есть всех уповающих на Него» (Пс.17:31). И упование это посрамлено не было. Английские ядра, словно по мановению незримой руки, летели мимо людей, падали в озеро позади монастыря, отскакивали от его стен. Автор монастырской брошюры, посвященной событиям 7 июля 1854 г., восклицал: «Сто двадцать огнедышущих жерл мещут на нее [обитель. — А.Л.] трехпудовые, 96-ти, 36-ти, 24-х фунтовые каленые ядра, но без всякого вреда: никто не убит, никто не ранен, малые птицы, покрывающие стаями монастырские дворы, целы; повреждения в строениях ничтожны. После этого будем ли мы отчаиваться, что Господь оставил нас? Господь всегда близок к каждому призывающему Его в помощь искренно; а с сею небесною помощию никакая злоба сопротивных сил не страшна для нас, потому что всякий неправедный совет, на нас совещеваемый, разорил Господь, ибо Он Сам с нами. Господь с нами, кто же против нас?»5

Печальна была судьба капитанов, отдавших приказ об обстреле монастыря. Э.Омманей по возвращении на родину был отставлен от должности, и его карьера на этом закончилась6. Э.Лайенса английское командование в 1855 г. отправило в Черное море. «Миранда» принимала участие в бомбардировке осажденного Севастополя; 5 июня Лайенс был ранен и вскоре скончался7.

1 Аландские острова, расположенные в Ботническом заливе Балтийского моря, и Финляндия находились в составе России с 1809 до 1917 гг.

2 Польские земли («Царство Польское») находились в составе России с 1815 по 1915 гг.

3 Дельта Дуная принадлежала России с 1829 по 1856 гг.

4 Цит. по: Bourne К. The foreign policy of Victorian England. 1830–1902. Oxford, 1978. P. 78.

5 Соловецкий монастырь и описание бомбардирования его англичанами 7-го июля 1854 года. М., 1867. С. 36.

6 Фруменков Г.Г. Соловецкий монастырь и оборона Беломорья. Архангельск, 1975. С. 152.

7 Морской сборник. СПб., 1855. Т. 17. Отд. II. С. 43.

Об авторе

Версия для печати