Мы еще живы

В московском издательстве “Фолиум” вышел из печати второй номер историко-литературного альманаха “Соловецкое море”. Это издание Товарищества северного мореходства - региональной общественной организации, объединяющей ученых, писателей, предпринимателей, художников и моряков - людей разных профессий, чьи судьбы связаны с Поморьем и Соловками. Главный редактор издания и председатель Совета Товарищества - Василий Николаевич Матонин, историк, доцент кафедры культурологии и религиоведения Поморского университета, член Союза писателей России. О Соловках, планах и делах Товарищества, об этнографических экспедициях и “соловецкой идее” с ученым и литератором беседовала журналист Изабэлла Засецкая.

- Василий Николаевич, расскажите, что представляет Товарищество? С какой целью и кем была создана эта общественная организация?

- Душой Товарищества и его организатором был Сергей Морозов. Он закончил отделение востоковедения Ленинградского университета, работал переводчиком с японского языка в ЦНИИ Морфлота, в Таджикской археологической экспедиции, шестнадцать лет жил и трудился на Соловецких островах в качестве музейного работника и заместителя редактора газеты “Соловецкий вестник”. Сергей был разносторонней личностью - философом, историком, моряком-яхтсменом. Нас с ним и другими “сотоварищами” - Алексеем Владимировичем Лаушкиным (ныне доцентом МГУ), и Вячеславом Клименковым (художником и искусствоведом) - связывали добрые, дружеские и деловые отношения.

Я жил на Соловках с 1982 по 1994 годы: подвизался на музейном поприще, преподавал в школе литературу, заведовал подростковым клубом “Юность” при профкоме водорослевого комбината. Позднее, уже после моего возвращения на материк, на основе парусной секции Сережа Морозов организовал мореходный класс для соловецких школьников, деятельность которого - одно из направлений в работе Товарищества. Сергея Васильевича не стало в 2001 году...

Мы официально зарегистрировали содружество в форме общественной организации. Наши ряды (с родственниками и сочувствующими) насчитывают около ста человек, проживающих на Соловках, в Архангельске, Петербурге и Москве. В меру сил пытаемся реализовать красивые морозовские идеи, которые совсем недавно казались фантастикой. У нас даже был популярен тост - “За успех безнадежных предприятий!”

Мы привлекли средства на реставрацию Петровской часовни и амбара для гребных судов на Соловках, осуществляем морские экспедиции, планируем заниматься традиционным судостроением (и даже строим судно “Святой Петр” - уменьшенную копию голландской яхты, с которой в 1693 году начиналась история русского флота), работаем над собственным сайтом (www. Solovki.info). При этом Товарищество - организация некоммерческая.

“Сотоварищи” работают не за деньги, занимаясь любимым делом. Мы, в основном, решаем просветительские задачи, изучаем морскую культуру Беломорья и проблемы традиционного парусного мореходства. В июле-августе с благословения отца наместника Соловецкого Спасо-Преображенского монастыря архимандрита Иосифа планируем установить восьмиметровый поклонный крест, на корге (каменном островке) возле монастырского причала - там, где он был до 30-х годов ХХ века. Крест изготовлен в монастырской кресторезной мастерской Георгием Кожокарем.

Прошлым летом мы сами сделали памятный крест и поставили на фундаменте Варварьинской часовни возле берега Долгой губы, откуда паломники добирались морем до Анзера. Преподобная Варвара покровительствует всем, кто подвергается опасности погибнуть случайной смертью. Хотелось бы обустроить Сельдяной мыс, поставить там понтонный сборно-разборный причал для маломерных судов и яхт, в амбаре восстановить эллинг и совместно с Соловецким музеем подготовить выставку по истории мореплавания в Беломорье.

- Планируете ли в этом году экспедиции?

- Да. В августе, после главного соловецкого праздника - Преображения, собираемся продолжить исследования на Онежском берегу Белого моря: в Пурнеме и Лямце. Самое интересное познается в сравнении. Если анализировать религиозно-культурный уклад жителей Поонежья, Поморского и Онежского берегов, мы обнаруживаем удивительные особенности хозяйственной практики и своеобразие духовной жизни в Поонежье и Онежском Поморье.

Когда к девятнадцатому - началу двадцатого веков хлебопашцы по всей России перешли к более совершенным методам и формам хозяйствования, чем трехполье, работа сохой и горбушей, онежские тяжкодумы сохраняли приверженность дедовским обычаям. Это обусловлено, по-видимому, экстремальными климатическими условиями. Кто же знает, вырастет хлебушек или не вырастет? А потому все надо делать, как во время оно. Промышленники с Поморского берега были склонны к предпринимательству. Они руководствовались не логикой природосообразности, а логикой чуда. Если Богородичный культ преобладал у земледельцев, то у поморов - культ Николы и соловецких преподобных чудотворцев.

У крестьян, уходивших на полгода на Мурманские промыслы, большое значение имела практика паломничества и обетов. Когда рыбак или зверобой попадал в сложную, смертельно опасную ситуацию во время промысла, он давал преподобным обещание в случае спасения поставить памятный крест, построить часовню, отработать бесплатно в течение года в Соловецком монастыре. Родственник знаменитого мореплавателя Кучина из Кушереки в Палестину пешком ходил: полгода в одну строну, полгода в другую.

А вот на Онежском берегу другие обычаи. В Пурнеме местные жители говорили: “Наше море - наше поле”. Они ставили рюжи возле берега. Разговаривая с местными жителями, много узнаешь такого, о чем нигде не прочитаешь. Все больше убеждаешься, что не только человек выбирает место, но и место выбирает человека.

- Сотрудничаете ли вы с Соловецким историко-архитектурным и природным музеем-заповедником?

- Да. У нас было взаимное непонимание, но, я надеюсь, проблемы разрешатся в рабочем порядке: Север - это по определению - граница: место сосуществования и борьбы различных тенденций и традиций. Диалог культур начинается с факта присутствия одной культуры в другой культуре.

Если проанализировать историю Соловецкого монастыря, увидим, как монастырь до секуляризации 1764 года и после секуляризации оставался влиятельным и могущественным именно потому, что в нем сосуществовали различные явления, противопоставленные в центральной России, даже географически разделенные. Например, “осифлянство” и нестяжательство, новгородская и московская архитектурные школы, духовные основания в экономике и активная коммерческая деятельность.

Если мы стремимся к сотрудничеству во имя возрождения православной святыни как сверхценности, мы готовы к самоограничению и можем не только выживать, но и жить. Экономика в России имела духовные основания.

- Что вы сегодня имеете в виду, когда говорите о “духовных основаниях”?

- Это означает, что в экономическом пространстве должен оставаться широкий простор для благотворительности. Речь идет о взаимопомощи ради спасения души. Когда мы без поправки на русский менталитет пытаемся воспроизводить западную модель бизнеса (товар-деньги-товар), то дело идет из рук вон плохо.

Казалось бы, если работникам больше платят, они должны работать качественнее. Но этого почему-то не происходит. Что-то не сходится в нашем сознании. Мы прекрасно научились имитировать деятельность, не озадачиваясь ее результатом. При этом готовы трудиться почти бесплатно - ради идеи, для реализации творческих способностей или из желания приносить пользу обществу... Образно говоря, соловецкие дороги закручиваются в узел общерусских проблем.

- Я не однажды слышала вашу точку зрения о том, что Соловки - особенное место в духовном и мистическом плане. Чем интересны острова для туристов?

- Что влечет людей со всего мира к архипелагу, находящемуся в 160 километрах от Полярного круга? Есть, очевидно, на Соловках священная загадка для русского человека. Понятно, например, для чего туристы едут в Париж. Но что такое “СОЛОВКИ”? Чего искать там, где почти не бывает лета: в действующем монастыре, в бывшем концентрационном лагере, на кладбище?

Соловецкий архипелаг расположен в горле Онежского залива Белого моря, на геологической границе между Балтийским кристаллическим щитом и Среднеевропейской платформой, между глубоководной и мелководной частями моря, на линии ареала среднерусского ландшафта, на рубеже между Россией и Карелией. Это место связи, медиации, встречи культур поля, моря и леса. Это территория по определению пограничная, а сознание русского человека, ни Западу, ни Востоку не принадлежащего, такое же пограничное, маргинальное.

Со-лов-ки - место “совместного лова”, общего действия и соработничества, а значит, ничье в отдельности и для всех святое. До появления на архипелаге преподобных Савватия и Германа, а позднее Зосимы в первой трети ХV века острова были необитаемы. При этом они принадлежали новгородской посаднице Марфе Борецкой и были священной землей для жителей Карельского берега. Еще в эпоху северного неолита племена Беломорской культуры хоронили там соплеменников по обряду кремации, совершали магические обряды. Над прахом и осколками тризновой керамики громоздили каменные курганы, строили лабиринты из валунов. С точки зрения шаманистских народов, “Соловки” - это место связи земного, небесного и подземного миров, где море - “царство мертвых”, а береговая линия - край света.

В христианской православной традиции “Соловки” - “спасительный ковчег”, “корабль” среди моря Студеного и “моря житейского”, который приводит людей в Царство Небесное. Люди на Соловках спасаются: будь они иноки, трудники, паломники или туристы; стремятся к обретению нового человеческого качества для реализации Божественного промысла о себе. Соловки предназначены для самоопределения, для размышления о жизни, для перехода в новое человеческое качество, для Преображения. Не случайно Соловецкий мужской ставропигиальный монастырь именуется Спасо-Преображенским.

- Какие материалы опубликованы во втором номере альманаха “Соловецкое море”?

- Думаю, что на страницах издания можно найти много интересного и нового: интервью наместника монастыря архимандрита Иосифа, Беломорскую лоцию XVIII в., научные исследования в области архитектуры, истории, культурологии, соловецкие стихи С. Есенина, Н. Клюева, И. Бунина, познакомиться с поэзией узников СЛОНА, увидеть репродукции картин Александра Баженова и так далее.

Изабэлла Засецкая

«Правда Севера», Архангельск, 09 августа 2003 г.

Версия для печати