Интернет-приложение альманаха «Соловецкое море»

Путевые заметки Василия Матонина (по следам экспедиции Семена Дежнева)

15 июля 2013 г. начался заключительный этап историко-географического проекта «По следам экспедиции Семена Дежнева». Два коча и восемь человек должны пройти из Тикси в Анадырь по Северному морскому пути. Экспедиция сложная и трудная. В составе экспедиции председатель Товарищества Василий Матонин.

Подробные отчеты экспедиции выкладываются здесь. Ниже мы публикуем фрагменты путевого дневника Василия Николаевича Матонина, который не претендует на роль судового журнала. Это личные впечатления и размышления в прозе и стихах, которые, как нам кажется, передают атмосферу путешествия.

26 августа после недельного отдыха кочи вышли на заключительный самый трудный этап — из Певека в Анадырь. Впереди — самая тяжелая часть пути.

Пусть их хранит Господь и всегда будут семь футов под килем!

Товарищи Северного Мореходства

Василий МАТОНИН

БРЫЗГИ НА СОЛНЦЕ (из путевого дневника)

18 июля 2013
Тикси
Мы пошли туда, не знаю куда, чтобы найти то, не знаю что. Организм не понимает, какое сейчас время суток.

Мое личное прошлое словно бы дистанцировалось от меня. В фокусе внутреннего зрения видна история Отечества.

Ночью светит солнце. Здания раскрашены в веселые цвета и словно встали на цыпочки: приподнялись на сваях. Тундра. Сопки. Нет ни деревьев, ни земли. Скалы и щебенка. Видимые проявления постперестроечной разрухи сочетаются с застенчивой красотой Заполярья.

Погода меняется быстро и, на первый взгляд, почти непредсказуемо. Днем небо было безоблачным. На ночь прикрыто облачной занавеской. Бухта покрыта льдом, который своим внушительным видом показывает, что как-нибудь переждет кратковременные невзгоды. Цветут одуванчики и желтые полярные маки.

Свойство полярного холода состоит в том, озноб идет изнутри.

*
Все происходящее напоминает сон с продолжением. В ограниченном пространстве утрачиваешь объективные представления о масштабе событий. Повседневные заботы вытесняют нерешаемые проблемы. Центр жизни перемещается из прошлого или будущего в настоящее.

19 июля 2003
Вчера на небе не было ни одной тучи, а сегодня нет ни одного просвета. Север — это бесконечное сочетание оттенков серого цвета. Дует сильный восточный ветер.

Познакомился с директором музея-заповедника Александром Гуковым. Он подарил мне книжку «Черная Арктика» с изображением черепа на обложке. В исследовании рассказывается о неудачных полярных экспедициях и поведении человека в экстремальных условиях. Я поблагодарил автора и, кисло улыбнувшись, спросил с заискивающей интонацией: «Дойдем?»

— Дойдете, — ответил он неуверенно.

На вопрос о том, что здесь нравится ему, уроженцу Новокузнецка, Александр ответил: «Свобода, свобода и еще раз — свобода!»

20 июля 2013
На поселок и на сопки опустился густой туман. Не понимаю, в каком направлении двигаться, что делать, как жить. Мы с Вадимом подошли к дверям заповедника. Закрыто. Посмотрели в окно — свет горит. Постояли у входа со стороны двора. Тишина. Пошли в краеведческий музей. Рабочий день начинается с одиннадцати часов утра. Подождали до половины двенадцатого. Никто не появился. Повлеклись в порт. Не происходит ничего внятного и определенного. Туман проникает в мозг, в тело, в сознание. Цена на капусту — 100 рублей за килограмм — показалась нереальной. Свежие с одного боку овощи, с другого — были непригодными к употреблению. Сейчас туман рассеется, и жизнь прояснится. Потеплело. Ветер стихает.

Если в Тикси появляется солнце, то светит оно из-под дымчатых облаков, из моря, из отражающих поверхностей, из солнечного сплетения.

21 июля 2013
«Если я что-то забыл, значит, освободился от ненужной мне вещи».

*
Все или ничего?
Ветер течет на юг.
Нет на земле снегов.
Больше не будет вьюг.
Сквозь мимолетный зной,
Спелой листвой звеня,
Осень пришла за мной
И не нашла меня.

22 июля 2013
Мореплавание располагает к дискретному действию: к чередованию напряженных усилий с расслабленностью и ожиданием. Состояние неэффективного действия — затишье перед бурей.

*
Привыкаю к себе в новых предлагаемых обстоятельствах. Удивляюсь тому, что мое тело умеет и знает автономно от меня.

*
Солнце в Тикси светит из разбитых окон, из банок и бутылок в мусорной свалке, из золотых луж и огромного сияющего неба. Разговариваю с местными жителями. В магазине познакомился с продавцом Женей, в офисе заповедника — с Ириной Александровной. Ирина Александровна приехала в Тикси из Петербурга в начале 90-х годов, когда у нее не было ни работы по специальности (она гидрограф), ни денег. В Тикси жила старшая сестра. Ирина Александровна любит фотографировать природу и животных. Часто бывает в экспедициях. Ее дочка осталась в северной столице, замужем. Продавцу Жене было три года, когда ее родители приехали в Тикси из Приморского края. Женя любит рыбачить, собирать в тундре грибы и ягоды. Жаркую погоду плохо переносит. В Тикси не бывает очень сильных морозов, как в Якутске, например. Зато случаются ураганные ветра. Дети не видят свежих фруктов и овощей. Килограмм картошки стоит двести рублей. Если один раз за лето выйдут гулять в футболках, — это уже счастье.

*
Когда я принес из тундры несколько пустых брошенных кем-то бутылок — словно занозы вынул — мои отношения с тундрой как чуждым пространством изменились в лучшую сторону. Даже комары начали скромнее себя вести.

23 июля 2013
О недавнем прошлом
Я могу отдать и отдаю только то, что никому не принадлежит, кроме меня.

24 июля 2013
*
В смятении моря — радость и покой.
В молчании трав произрастает хаос.
Да, было все, но главное осталось
Цветком, надеждой, музыкой, строкой.

*
Откачивал воду. За полчаса в лодку поступает, примерно, 13 литров воды. Погода стоит необыкновенная, солнечная. У меня такое впечатление, будто мы сели на мель. Лед, который ветром вынесло из бухты, снова вернулся. Стоит плотно. Завтра все выселяемся из съемной квартиры. Сегодня с помощью портального крана спустили лодки на воду. Поработали докерами. С одного причала на другой с помощью канатов переставляли буксир. Баржу сдвинуть не могли. К ее днищу приросла громадная льдина. Кажется, что пройдет несколько дней, и я поселюсь в заброшенной квартире с уцелевшими стеклами в окнах. Буду ставить сети на муксуна, собирать в тундре ягоды и грибы, работать докером.

27 июля
Ночью бушевал ветер. Баржа стонала и скрипела голосами мамонтов, шерстистых носорогов и прочей доисторической живности, но спать не мешала. Приснилось мне, что в городской суете перед отъездом куда-то далеко я сел за руль чужого автомобиля и забыл, кому его нужно вернуть. Пробуждение решило эту проблему. На пути к умывальнику в здание администрации порта узнал от рабочих, что завтра температура воздуха снизится до +2 градусов, что «Лена» не может выйти в море из-за просроченной лицензии на грузоперевозки, что рыбу пора ловить, а мы пришвартовались там, где должны стоять сети, но вообще-то с нами весело — «прикольно».

*
Туман усиливает ощущение иллюзорности, нереальности происходящего. Портальные краны напоминают ихтиозавров и динозавров. Стонам пустой баржи, раскачивающейся на волнах, резонируют голоса из прошлого, напоминая о тленности бытия и вселенских катастрофах. Над горизонтом видны призраки пяти севших на мель кораблей, для которых гостеприимная бухта стала вечной стоянкой.

*
Тундра и море учат тому, что насилие — самая бесперспективная возможность. Эти стихии чужды человеку, но при условии этического поведения здесь можно не только выживать, но и жить. Растения в тундре цветут с отчаянной яркостью. Кратковременность полярного лета делает их предсмертное сияние полным жизни. Тундра звенит от ветра и от завораживающей цветовой гаммы: сочетания основных семи цветов: красного, оранжевого, желтого, зеленого, голубого, синего, фиолетового.

27 июля
Остров Бруснов
В 0.15 вышли из Тикси. Строитель местного храма, освященного именем святителя Николая, отец Агафангел и его помощник Леонид, семинарист Троице-Сергиевой лавры, отслужили молебен о путешествующих. Окропили лодки святой водой.

На «Апостоле Андрее» — пять человек: Александр (капитан), Вадим и Геннадий (научные сотрудники московского Института Наследия им. Д.С. Лихачева), Анатолий (бывший капитан, работавший на речном флоте) и я (доцент архангельского САФУ им. М.В. Ломоносова). На «Святителе Николае» — четыре человека: Тимофей и Алексей (руководители экспедиции, представляющие туристическую компанию «Рашендискавери»), Кирилл (капитан) и Дмитрий («безработный связист», как он сам себя характеризует). На «Апостоле Андрее» мы договорились, что вахты будем стоять по двое, чередуясь через шесть часов. В черной воде извивались, как змеи и морские чудовища, стволы деревьев, ветки и сучья — останки деревьев, принесенных в бухту ветром и течением реки Лены.

Через час пришли на остров Бруснов. Дальние сопки напоминают пейзаж Канарских островов. Потеплело. Даже комары появились.

16.35. Остров Маустах
Отстоял у румпеля свои три часа. Было весело от высоких встречных волн, на которые лодка легко поднималась и скатывалась с них, как с горки. Пел песни и читал стихи. В 06.15 лег спать. Проснулся и — завтрак в постель: каша, чай, бутерброд, и снова уснул до полудня. «Святитель Николай» ушел в Быковское на поиски сухогруза «Лена» с нашим имуществом. Стоим на якоре. Александр с Вадимом ушли с утра осматривать маяк в нескольких километрах от нашей стоянки. По крутому берегу с обнажившейся вечной мерзлотой журчат ручьи. Лед подтаивает. Тихо и тепло. Возле берега плавают льдины. Солнце сияет отовсюду. Осматривал остров. Купался в море Лаптевых.

На острове стоит действующий маяк с изотопными батареями и несколько построек при нем. Видны следы стоянки геодезистов, геологов, путешественников. С облаками происходят чудеса. Все живет: небо, море, тундра, ветер. Берега состоят из черного и серого песка. Покрыты плавником серебряного цвета, напоминающие кости доисторических животных. Вдоль линии прибоя выстроился бесконечный ряд курганов, намытых ручьями. Поставили рыболовную сеть. Собрали урожай муксунов. В одной из поморских лоций написано: «Кто бороздит море, вступает в союз со счастьем, ибо жнет не сея».

*
Белые медведи опасаются людей с длинными палками в руках. Я вышел на пустынный берег, огляделся, увидел плавник, в неимоверном количестве разбросанный по берегу, и обобщил: средство для решения проблемы всегда находится рядом с проблемой.

*
Костер был маленьким, ручным.
Его трепал холодный ветер.
Тепло, огонь, сосновый дым
Вдруг стали памятью о лете.
Песок от солнца золотой
Мне показал следы оленей.
Останки сушняка белели.
Дышала тундра мерзлотой.
Из бухты уходили льды.
Седой океан рекой казался.
Мир, состоящий из воды,
В глазах открытых отражался.

*
— Зеленое море
И синее небо,
Холодные волны
С серебряным льдом.
Высокое солнце.
Ах, если бы мне бы…
Сейчас и навеки.
— Навеки — потом.

*

Что было прежде? —
Небо и вода,
Огонь и воздух,
Жизни многоцветье.
В нас пребывают
Ныне и всегда
Любовь, свобода,
Солнце, радость, ветер.
Тяжелый морок,
Суета сует,
Непониманье смысла,
Холод горя —
Все тонет в море.
Если моря нет, —
Потонет в луже:
Не сейчас, так вскоре.

*
Север — серого цвета:
От серебряных льдин
До холодного лета
И прозрачных глубин,
От бездонных просторов
Темно-синих небес
С облаками, в которых
Скрыт сиреневый лес,
До легенд Беловодья.
Сквозь тяжелый туман
Уходили сегодня
Корабли в океан.
Проникающий всюду
Млечный солнечный цвет
Я ни в ком не забуду,
Даже в тех, кого нет.

*
Только серая пустыня:
Ветер, брызги, гул небес.
Руки мерзнут, шея стынет —
Ни спасенья, ни чудес.

Море дергает за шкоты
И раскачивает коч.
Двое суток — ни работы,
Ни пути, ни жизни: ночь.

*
Ждем погоду. Лодка дремлет.
Стонет якорный канат.
Если я ступлю на землю,
То, наверно, буду рад.

Мы — на дне глубокой чаши.
Сверху — небо. Где же твердь?
Горизонт волнами машет
И пытается взлететь.

*
Ну, если что и было, то не здесь,
И если что-то будет, то не вскоре.
Волна с волной о чем-то личном спорят,
А птичий крик принес благую весть.
Порывы ветра высекают искры
Соленых капель. Черная вода
Встает стеной, накатывает быстро
И медленно уходит никуда.
Распознавать неявные приметы
Я научился за полсотни лет.
С приходом солнца наступает лето,
И ничего несбывшегося нет!

*
Огня без дыма не бывает,
Тепла — без сажи.
Когда нас бьют и убивают —
Словами даже, —
То ничего не происходит,
И солнце светит.
Боль затихает и проходит,
Как все на свете.
У неожиданных последствий —
Свои причуды.
Не жду ни радости,
Ни бедствий, —
Всего лишь чуда.

*
Даже вещи устали от качки. Рация отказывается работать. Ложки, чашки, гороховый суп в кастрюле, зарядные устройства не желают оставаться на штатных местах и летают, как в состоянии невесомости.

*
Если лодка движется в верном направлении, не имеет значения, что указывает кормщику путь: облако, звезда или береговой огонь. Ориентиры могут быть разными. Они предполагают наличие системы координат: верх-низ, север-юг, запад-восток. Координаты представляют собой сочетание бинарных оппозиций. Все существующее, т.е. сущее, выращенное именем существительным, в человеческом сознании бытийствует не само по себе, а в ценностно-смысловом и понятийном ряду: имеет социокультурную пространственную ориентацию.

*
Приобретая опыт, теряем осторожность. На неэтичное поведение море откликается беспокойством.

*
Человеческие качества с наибольшей очевидностью проявляются в нечеловеческих условиях.

*
Слышу, кто-то стонет в море. Выглянул в «открытый космос» — ветер. Сверкает из темноты двумя огоньками и молчит. Тяжело дышит, как зверь загнанный. Гулом прибоя нарастает понимание, что все воспринимаемое мною — это и есть я. Реальность развертывается изнутри во внешние формы бытия.

*
Первыми погибают слабые животные и сильные люди.

*
Движение в сторону горизонта напоминает подъем по склону холма.

*
В тумане пространство становится маленьким, домашним, уютным. При незаметности простора и беспредельности легко представить их отсутствие.

*
Выход Дежнева к берегам Америки можно по праву приравнять к великим географическим открытиям. Подвиги подобного масштаба время от времени нужно совершать заново, подтверждая и утверждая их высокий статус.

*
Ванты коча у поморов называются ноги, парус — ветрило, штангоуты — ребра, киль — матица, шкоты — вожжи. Лодка — это и храм, и дом, где должен быть лад как форма этического поведения. Слово корабль произошло от существительного короб, короб — от гроб. В соответствии с народной этимологией, судно — это место, где осуществляется суд над человеком, отдавшим себя на волю волн. Ветер соотносится с судьбой. Край света — с береговой линией. Море — с инобытийной стихией.

*
Какими качествами должны обладать люди, которые в XVII веке освоили Северный Морской Путь и раздвинули территорию Московской Руси до Тихого океана? Конечно же, — решительностью, мужеством, трудолюбием, воинственностью, но главное в том, что они были православными. Из этого обстоятельства развертываются их достоинства, недостатки и даже пороки. Белый царь и государевы люди были силой, примиряющей внутренние противоречия якутов и эвенков, чукчей и юкагиров. По этой же причине новгородцам для преодоления усобиц и беспорядков понадобилась третья сила — варяги. Православному христианину нужен подвиг. Важно одно: цель должна быть высокой, всемерной и всемирной.

Версия для печати