Альманах «Соловецкое море». № 8. 2009 г.

Виктор Григорьев

Фотографии военного врача

Сергей Дементьев. Фото 1909 г.

Русский Север, Приполярная Россия, Беломорье — так называли первопроходцы суровую окраину Российской империи.

Называли и осваивали. Изучали быт коренного населения, его опыт. Исследовали морские глубины, течения, рельефы берегов. Прокладывали фарватеры. Составляли наставления мореходам с подробным описанием опасностей, которые таила природа края и в море, и на суше. Оставались на этой земле. Уходили все дальше и дальше к Северному полюсу. Вдыхали жизнь в северные широты, укрепляя мощь государства.

«Наш Север» — одна из серий фотографических открыток начала XX столетия, передающих красоту поморского края и Заполярья. В те времена фотоаппараты были редкостью. Сегодня известно не так много фотографов, которым удалось издать свои работы еще в дореволюционной России. Некоторые фотографии так и не были тиражированы, а их авторы остались в неизвестности.

Наш очерк посвящен Сергею Алексеевичу Дементьеву (1880–1968) — военному врачу, фотографу, участнику морских экспедиций 1909–1913 гг. по изучению и освоению северных широт.

В Указе Его Величества Государя Императора Николая Александровича за подписью командира 1-го Балтийского флотского экипажа от 27 ноября 1914 г. говорится: «Предъявитель сего младший врач 1-го Балтийского флотского экипажа Коллежский Асессор Сергей Алексеевич Дементьев. Имеет светло-бронзовую медаль в память 300-летия царствования Дома Романовых и нагрудный знак в память столетнего юбилея Императорской Военно-медицинской Академии. Родился 24 октября 1880 года. Сын ветеринарного помощника, уроженец Петроградской губернии. Вероисповедования православного. Воспитывался в Императорской Военно-медицинской Академии, по окончании которой признан в степени лекаря 15 ноября 1908 года. За пользование в Академии стипендией военного ведомства обязан прослужить четыре года...»

Сергей Алексеевич с гимназических лет отличался трудолюбием, аккуратностью, стремлением к знаниям. Его интересовали естественные науки, литература, поэзия, искусство, материалы о путешествиях и природе. Владение языками (французским — свободно, немецким — хорошо) позволяло получать знания из иностранной литературы.

Рисунок Сергея Дементьева. 1899 г.

Хорошо рисовал маслом, акварелью и пером. Писал короткие рассказы и стихи. В старших классах гимназии увлекся фотографией. Его снимки отличались высокой художественностью, будь то портреты или природа.

Фотографии семьи, однокашников по академии, пейзажей Севера и участников морских экспедиций передают дух и настроение века минувшего. Достойные лица, достойные дела!

Избрав профессию врача, Сергей Алексеевич со студенческих лет настойчиво и целеустремленно изучал практическую медицину, методики диагностирования и результативного лечения заболеваний. С 3-го курса академии в летние отпуска заведовал химико-физиологической лабораторией при Старорусских минеральных водах. С июня по октябрь 1908 г. во время холерной эпидемии исполнял обязанности санитарного врача водных путей Петербурга.

В октябре 1909 г. назначен младшим врачом Архангельского дисциплинарного флотского полуэкипажа. Работал в лазарете. Одновременно был врачом Дирекции маяков и лоций Белого моря и в период навигации, до сентября 1913 года, ходил на судах последней в Северный Ледовитый океан.

 С.Дементьев на променторском мостике «Соломбалы»

Будучи человеком творческим, увлекающимся, Сергей Алексеевич совмещал в своей жизни разносторонние обязанности и интересы: работу в лазарете и длительные морские походы, профессиональное занятие фотографией и проведение научных исследований.

Обработкой фотоматериалов (от проявления до глянцевания) он занимается сам. Много времени уделяет науке, публикует статью «Опыт довольствия рыбой нижних чинов Архангельского дисциплинарного флотского полуэкипажа». В летнюю навигацию уходил в плавание по Северному Ледовитому океану. Судно побывало на Соловецких островах, в Мурманске, на Новой Земле. В задачи экспедиции входили обследование побережья, замер глубин, обслуживание маяков, расположенных на побережье и на островах Белого и Баренцева морей Северного Ледовитого океана.

В один из походов получили сообщение, что на близлежащем от судна маяке у жены смотрителя начались роды с осложнениями. Погода стояла штормовая и морозная. Дементьев с командой матросов на шлюпке попытались причалить к острову вблизи маяка. Но течение и ветер снесли их в сторону от намеченной точки высадки. У скалистого берега шлюпку опрокинуло, и все оказались в воде. Никто из команды не пострадал, но при сильном ветре и морозе пришлось идти около километра по открытой, скалистой поверхности острова. Одежда промерзла и представляла собой твердый панцирь. Добравшись до маяка, буквально с помощью обуха топора освободились от промерзшей одежды, и каждый занялся своим делом.

Роды были приняты успешно. Все счастливы. Риск оправдан.

 С.Дементьев (слева) и предположительно капитан судна «Прп. Савватий». С. Дементьев держит в руках «грушу», которая позволяла ему фотографировать с автоспуском.

Но, к сожалению, эта «жестокая купель» не прошла для Сергея Алексеевича бесследно. Легкие оказались застужены. Начался воспалительный процесс, и в августе 1914 г. С.А. Дементьев был уволен с военной службы по состоянию здоровья.

После увольнения семья Дементьевых пыталась осесть в родном Санкт-Петербурге, Прибалтике, но северный, морской климат вызвал осложнение болезни легких. Медики рекомендовали сменить климат.

В 1918 г. Дементьевы переехали в Муром, где Сергей Алексеевич стал работать врачом Муромской линии железной дороги. А это требовало независимо от времени суток постоянных выездов на «линию», а затем на перекладных до населенного пункта к больному. Участие в военных комиссиях при военкомате, консультирование в военном госпитале Мурома, патронаж детдома при отделе Народного образования не оставляли времени на отдых. Такой режим заставлял работать сутками.

Гражданская война. Забитые войсками и беженцами поезда, отсутствие медперсонала, медикаментов, нехватка продовольствия. Отсутствие элементарных санитарных условий стало предпосылкой к распространению сыпного тифа. С проходящих поездов снимали тифозных больных. Размещали в импровизированных медицинских бараках. Оказывали посильную помощь. Тиф не щадил никого. В феврале 1919 г. болезнь настигла Сергея Алексеевича, и он оказался в тифозном бараке на равных со своими пациентами.

Оправившись от болезни, Сергей Алексеевич возвращается в строй. В стране разруха, и надо вновь строить систему медицинского обеспечения населения. Как всегда он демонстрирует свой профессионализм и незаурядные организаторские способности. Обосновывает необходимость создания амбулатории с аптекой при станции Муром. Добивается выделения помещений, оборудования и лекарств и вводит ее в действие.

За время врачебной деятельности на железнодорожном транспорте Сергей Алексеевич исполнял обязанности врача, начальника терапевтического отделения, начальника амбулатории и начальника железнодорожной больницы. С 1926 г. был членом бюро врачебной секции и одновременно председателем научного общества врачей города Мурома. Жители города относились к своему доктору с искренним почтением, потому что был он открытым и доброжелательным, верным клятве Гиппократа.

Труд доктора Дементьева отмечен благодарностями, почетными грамотами, занесением в Дорожную книгу почета. В 1942 г. он был награжден орденом «Знак почета», в 1946 г. — медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», в 1952 г. ему был вручен орден Ленина.

Умер Сергей Алексеевич Дементьев 28 марта 1968 г. Похоронен в Муроме.

Предлагаем вниманию читателей фотографии доктора Дементьева периода 1909–1913 гг., на которых он запечатлел окружавшие его места и людей, находившихся рядом. Это его память, связанная с любимым Севером, морем, дальними походами.

Материал подготовлен внуком С.А. Дементьева
Виктором Дмитриевичем Григорьевым (Москва).
Фотографии из семейного архива.

Вид на Константиновскую часовню, Корожную башню и церковь "Утоли моя печали"

Вид на монастырь с северо-западной стороны от Преображенской гостиницы

Святые ворота Соловецкого монастыря

Среди льдин у мыса Городецкого

Экспедиция на Каниной Земле

У рыбацкого шалаша на Кондострове

Из истории северных маяков

Святоносский маяк. Фото экспедиции с участием С.Дементьева

Маяк на Святом Носу Кольского полуострова — один из самых больших и старых. Первоначально здесь планировалось построить каменный маяк с аппаратом диоптрической системы Френеля. Но в итоге из-за дороговизны был утвержден проект деревянного маяка. По такому же проекту было решено построить маяк и на острове Сосновец в горле Белого моря.

Подряд на постройку деревянных служб (жилые и служебные здания и сооружения) для маяков и доставку их на место взял архангельский купец Иван Ермолаевич Торопов. Постройка велась в Соломбале. Маячные башни и службы в разобранном виде были перевезены морем на Святой Нос и Сосновец.

Маяки представляли собой деревянные восьмигранные пирамидальные башни с расширенными основаниями, обшитые досками и окрашенные светло-желтой краской. На башнях были установлены металлические фонари, снабженные осветительными аппаратами отражательной (катоптрической) системы, изготовленные в Ревеле. Маяки на Святом Носу и Сосновце заработали 1 августа 1863 г.

Огонь на Святоносском маяке зажигался 1 августа и гасился 30 октября. Для обслуживания маяка назначалась команда, которая состояла из смотрителя маяка и 6-ти рядовых. Условия жизни на маяках Белого моря, а особенно самом северном на то время в Российской империи — Святоносском, были суровые. В первую же зимовку 1862/1863 гг. от цинги из шести человек команды погибло пять.

 Сосновецкий маяк. Фото С.Дементьева

В 1894 г. после сильнейших осенних бурь, когда на Белом море и в Северном Ледовитом океане потерпело крушение 53 судна, Сосновецкий маяк перестроили: вместо старого катоптрического осветительного аппарата в новом металлическом фонаре установили диоптрический светооптический аппарат 3-го разряда, светящий белым проблесковым огнем. В 1907 г. Морским министерством был объявлен конкурс на лучший проект новой железной башни для Сосновецкого маяка. Выиграл его Путиловский завод в Санкт- Петербурге. Новый осветительный аппарат был заказан французской фирме «Барбье, Бенар и Тюренн». В 1909 г. новый маяк на Сосновце вступил в строй.

На фотографии Сосновецкого маяка, сделанной С.А. Дементьевым в 1909 г., видны остатки конструкций разобранного деревянного маяка.

Версия для печати