Альманах «Соловецкое море». № 6. 2007 г.

Алексей Лаушкин

Судовой иконостас на лодье «Святой Филипп Митрополит» (1758 г.)

Каждому, кто интересуется культурой Русского Севера, известно поморское присловье: «Кто в море не ходил, тот Бога не маливал!» Каждому, кто сам осмеливался отправиться в плавание по изменчивому «морю-Окияну», понятен смысл этого присловья.

Русские поморы, морская практика которых оттачивалась не одно столетие, имели своеобразный «морской обиход» Богопочитания. Он включал особые правила молитвенной подготовки к плаванию и благодарения Бога после его благополучного завершения1, нормы благочестия во время нахождения в море. Даже в ходе долгого и тяжелого «весновального» промысла, проводя месяцы на дрейфующих льдах, поморы твердо держали посты2. Распространенной среди них была вера в то, что некоторые святые имеют особую благодать молиться за «ходящих по водам» (свт. Николай Мирликийский, прп. Зосима и Савватий Соловецкие, прп. Варлаам Керетский и др.). Развитой была традиция установки на морском берегу поклонных, обетных и навигационных крестов. Одним из элементов этого обихода являлось создание на крупных морских судах наборов икон, которые условно можно назвать «судовыми иконостасами».

Сильное влияние на морскую культуру жителей региона оказывал Соловецкий монастырь, обладавший собственным флотом. В юбилейный год 500-летия святителя Филиппа, митрополита Московского и игумена Соловецкого (1507–1569), мы хотим познакомить читателей с судовым иконостасом на монастырской грузовой лодье «Святой Филипп Митрополит» (год постройки — 1735; длина корпуса по палубе от штевня до штевня — около 19 метров3).

Сохранившаяся опись судна 1758 г. сообщает об иконах следующее:

«В каюте с[вя]тых образовъ
1. Образъ Спасителевъ
2. Образъ Прес[вя]тыя Б[огоро]д[и]цы
3. Образъ архистратига Михаила
4. Образ преп[о]д[о]бных о[те]цъ Зосимы и Савватиа
5. Образъ Николая Чюдотворца
6. Образъ с[вя]т[ите]ля Филиппа Митрополита
7. Образъ ярославских чюдотворцовъ
Оные образы писаны все краски иконописнои работы
»4.

Обратим внимание на развернутый характер иконостаса. Судя по положению в перечне, наряду с центральными образами Иисуса Христа и Богородицы важное место в общей композиции занимал образ архангела Михаила. Ее «морское» ядро составляли иконы свт. Николая и соловецких Преподобных. Имелся также «судовой образ» свт. Филиппа, в честь которого была названа лодья5. Появление образа «ярославских чюдотворцовъ» (свв. блгв. кнн. Федора Черного и его сыновей Давида и Константина) было связано, как можно думать, с предпочтениями самих мореходов. Впрочем, известны эти святые были и на Соловках: уже с XVII в. в монастырской ризнице хранилась их икона (с изображенными на боковых полях преподобными Зосимой и Савватием)6.

Благодаря такому богатому набору святых образов, в совокупности представляющих всю сакральную иерархию мира (Бог — Богородица — ангелы — святые), монастырская лодья, промысловая жизнь которой была связана с далеким Мурманом, превращалась в своего рода «плавающую часовню»7. Интересно, что из семи икон, имевшихся на ее борту, шесть соответствовали посвящению основных престолов Соловецкого монастыря. Это образы Спасителя (Спасо-Преображенский собор), Богородицы (Успенская и Благовещенская церкви), свт. Николая (Никольская церковь), свт. Филиппа (Филипповская больничная церковь), архангела Михаила и соловецких Преподобных (два главных придела Спасо-Преображенского собора — южный Михайловский и северный Зосимо-Савватиевский). Можно сказать, что судовой иконостас лодьи «Святой Филипп Митрополит» являл собой символический образ всей Соловецкой обители.

Кроме икон, находившихся в каюте, опись упоминает также «на руле крестъ резнои роскрашенои»8.

1 См., напр.: Бернштам Т.А. Русская народная культура Поморья в XIX –начале XX в. Л., 1983. С. 170; Не век жить — век вспоминать: Народная культура Поонежья и Онежского Поморья (по материалам Онежских экспедиций). Онега; Архангельск; М., 2006. С. 38; и др.

2 Федоров П.Ф. Соловки. Б/м, 2003. С. 118.

3 РГАДА. Ф. 1201. Оп. 5. Д. 3549. Л. 1.

4 Там же. Л. 2.

5 Такой же «судовой образ» встречаем, к примеру, на монастырской лодье «Преподобный Зосима» (год постройки — 1790). В ее иконостасе, согласно описи 1791 г., имелась отдельная икона прп. Зосимы, хотя рядом находился образ «преподобных отцов Зосимы и Савватия в одном иконоставе». Помимо названных икон в описи каюты упомянут также трехчастный деисус (как минимум — с образами Христа, Богородицы и еще какого-то святого (св. Иоанна Предтечи?)), а также иконы свт. Николая Чудотворца и свт. Петра, митрополита Московского (см.: Опись новопостроенной ладьи «Преподобный Зосима» // Филин П.А. Судостроение Соловецкого монастыря: лодья «Преподобный Зосима». М., 2004. С. 97).

6 См.: Наследие Соловецкого монастыря в музеях Архангельской области. М., 2006. С. 25.

7 О семантической связи образов храма и корабля в традиционной культуре Русского Севера см., напр.: Теребихин Н.М. Сакральная география Русского Севера. Архангельск, 1993. С. 25–26.

8 РГАДА. Ф. 1201. Оп. 5. Д. 3549. Л. 9 об.

Версия для печати