Альманах «Соловецкое море». № 6. 2007 г.

Николаас Витсен

Старинное и современное судостроение и судовождение (1690)

Николаас Витсен о морской практике русских в XVII в.

Николаас ВитсенНиколаас Витсен (Nicolaas, или Nicolaes, Witsen) родился в 1641 г. в амстердамской купеческой семье. Отец Николааса, Корнелиус, был образованным человеком, юристом с ученой степенью, членом Адмиралтейства и муниципалитета, руководителем Ост-Индийской компании, неоднократно избирался бургомистром Амстердама.

Николаас получил разностороннее образование: изучил математику, философию, астрономию, кораблестроение, занимался поэзией, стал искусным рисовальщиком и гравировщиком. В Лейдене получил диплом доктора права. Как и отец, он занимал видное место в государственной системе: 13 раз в своей жизни избирался бургомистром Амстердама, 11 раз — казначеем, был депутатом парламента Нидерландов, с дипломатическими миссиями ездил в Англию и Россию. Одновременно продолжал работать одним из управляющих Ост-Индийской компании.

В 1664–1665 гг. Витсен посетил Россию в составе голландского посольства. Все это время он систематически вел дневник, который сегодня служит ценным и достоверным историческим источником сведений о жизни и нравах России того времени. В 1966 г. дневник с зарисовками был издан в Голландии1. В 1996 г. книга была переведена на русский язык В.Г. Трисман2. Дневник «Noord en Oost Tartarye» («Северная и Восточная Татария») является частью главного труда Н. Витсена. «Татарией» европейцы называли тогда Сибирь. Трактат содержит большое количество исторических, географических и других сведений об этих землях, которые автор собрал во время своих тесных контактов с Россией, и включает первую из известных в Европе подробную карту Сибири.

Кроме путешествия в составе посольской миссии, с Россией Витсена связывали его дружеские отношения с Петром I, который во время своего пребывания в Голландии часто бывал в доме Витсена и в дальнейшем поддерживал с ним регулярную переписку. В 1697–1698 гг. правительство Генеральных Штатов поручило Витсену принимать и сопровождать Петра I в Голландии. Вместе они участвовали в публичных приемах, отборе людей на службу в Россию, поставках туда кораблей и различных товаров. Витсен не только рекомендовал царю учителей по навигации, гравировке и другим искусствам, но порой и сам мог преподать урок. По трактату «Старинное и современное судостроение и судовождение» Петр изучал корабельное дело. В период Северной войны 1700–1721 гг. ходатайство Витсена способствовало решению Генеральных Штатов о неучастии в войне на стороне Швеции.

Умер Николаас Витсен 10 (21) августа 1717 г. Петр I был в это время в Нидерландах и, по некоторым сведениям, присутствовал при его кончине, сказав, что в его лице теряет одного из своих лучших друзей в Голландии3.

Трактат «Старинное и современное судостроение и судовождение»Ниже печатаются избранные главы из трактата «Старинное и современное судостроение и судовождение», посвященные особенностям русского судостроения и охоты поморов на тюленей. На русском языке они публикуются впервые. Перевод был выполнен специально для настоящего издания.

При переводе и обработке глав из книги Н. Витсена ставилась цель по возможности точно и полно, без искажений и потери интересных для историка подробностей передать содержание оригинала. Стилистическое совершенство с точки зрения современного русского языка оставлялось на втором плане. Перевод почти подстрочный, при этом он до некоторой степени передает стиль исходного текста, в том числе и его недостатки. Письменный язык той эпохи труден для восприятия, даже носители современного голландского языка затрудняются дать точную трактовку некоторых оборотов и выражений. Фразы, перевод которых ненадежен, приводятся в сносках и комментариях на голландском языке. Также в виде комментариев даются вероятные соответствия русским названиям, записанным Витсеном в голландской транскрипции.

Первые две гравюры из упомянутых в тексте, к сожалению, в нашем распоряжении отсутствуют.

Михаил Наймарк

Судостроение и судовождение

1-я часть

Суда Московитов

Хотя русский народ не слишком сведущ в искусстве судостроения, однако они умеют строить для себя суда, используемые на морях, внутренних реках и озерах как для военной, так и для торговой службы. Ниже следует описание некоторых кораблей и их особенной формы, которые были зарисованы в России с натуры.

Корабль № 1 на первой гравюре они называют Sasaielma Stares [Зосима Старец?]. Это военный корабль, он также ходил на войну на Каспийском и на Черном море. Кормщик перекладывает руль через три выступающих пальца, из них средний выше всех, там перекинута перекладина, и там он закладывается, с борта на борт, в любую сторону, куда нужно править, чтобы руль в воде мог шире поворачиваться. Перед ним располагается барабанщик. Дальше вперед стоит капитан, позади мачты виден городской голова, оба, как и остальные корабельщики, показаны со знаками различия. Имеет судно медвежью голову, она торчит на конце спереди, как было по старому обычаю. Каюты служили для начальников, простые корабельщики ночевали под открытым небом; впрочем, они обыкновенно держались недалеко от земли. При попутном ветре они складывают весла и поднимают парус, но при более слабом ветре сбоку положение их незавидное. Почти на всех флагах можно видеть крест греческого вида рядом с копьем и губкой4.

На № 2 показан подобный же военный корабль, впрочем, отличающийся в деталях. Такие служили для погрузки войск, когда флот перевозил их по морю, и также, если нужно было переправить народ. На самом верху, по такому случаю, капитан и лица со знаками отличия, служащие. Флаги, или штандарты, подняты5. Эти флаги, штандарты и игрушки как на воде, так и на суше, доставляют русскому человеку большое развлечение. Каждый гость на борту заботится о своем провианте сам: так же, как это в обычае у португальцев. Такие корабли собраны без всяких железных скреп.

На № 3 видно, как лес и бревна перегоняют в плотах, и дрова, и мачтовый лес; и в поставленной [на плоту] хижине они едут со своим koorn [зерном? провиантом?]. Они не гребут веслами, разве только чтобы обойти мель, а медленно сплавляются вперед.

На второй гравюре под № 1 показано судно, называемое Nasaet [насад?], которое используется на реках Московии для перевозки грузов; длина его 40 или 45 морских саженей6. Они более всего ходят от Niesna [Нижний?] до Астрахани, куда доставляют грузы соли, искапываемой и вывариваемой в Нижнем. По количеству людей, которые едут на судне, определялся его размер: самые большие перевозили 500 человек, и каждый брал 15 мешков соли по 30 фунтов весом, кроме всего остального, необходимого в плавании. Так что могло быть загружено более 1300 ластов7. Его парус поднимался при помощи четырех фалов. Сзади у руля, или рулевого шеста, имеется надстройка, где находится начальник судна, Presasik [приказчик?]. Примечателен огромный руль. Спереди от рулевого шеста видна стойка с пиками, с помощью которых команда, в случае необходимости, может защититься. При ходе против течения, они наматывали канаты, которые были завезены вперед, и так продвигаясь, снова прицепляли их к лодке и завозили вперед, и закрепляли на якорях. На одном из кнехтов8 стоит надстройка, подобная той, что у руля, в ней находится чиновник [представитель властей].

Судно № 2 на той же гравюре носит имя Starege [струг?], оно следует за большим насадом и служит для разгрузки, или на мелководье, как Pausik [паузок] — лихтер, или шкута9.

Судно № 3 — это лодка, относящаяся к насаду, ее привязывают сзади, она служит при отплытии и причаливании. Следует заметить, что в обоих этих судах гребут стоя.

Гравюра 3На третьей гравюре показано, как лодьи (суда, ходящие в море, с низкой осадкой) на ярмарке у Архангельска тесно стоят друг рядом с другом, и на них идет торговля разными товарами — московитским стеклом, салом, солью, рыбой и другими вещами. Флюгеры [на мачтах] привлекают внимание своей вычурной формой.

Гравюра 4На четвертой гравюре показано, как лодья загружается лесом и другими товарами. Приметен колокольчик, висящий на флюгере и служащий для того, чтобы по звону его определять силу ветра. Иногда на флюгере можно видеть сразу три или четыре колокольчика. Это судно называется Koreel Lodia [корельская лодья], по названию страны, где их более всего строят. Они загружаются солью, соленой рыбой, тюленьим жиром, который вытапливают у Blaauwe hoek [букв. — «Синий угол», местоположение и соответствие русской топонимике неясно], и палтусом. Нагружались так, что борта уходили под воду, однако люки были так плотны, что течи через них не было. Суда эти по большей части принадлежат монастырям, и потому здесь всегда заметны Papen [попы, духовные лица]. Карелы одной веры с русскими, однако различаются языком.

Были также и другие суда под названием Lodia Dvineka [двинская лодья], которые ходили по Двине в Kolm [ Холмогоры?] .

Гравюра 5На пятой гравюре показаны два корабля, они носят название Boes [буса], служат на Каспийском море. Первый используется купцами между Персией и Астраханью: он разделен поперек на отсеки, которые по отдельности фрахтовались купцами. Сообразно с количеством груза купец снимал больше или меньше отсеков, а сам располагался наверху на своих товарах. Чем меньше отсеков имело судно, тем меньше люков было на его круглой кровле. Водоизмещение такого корабля 30 или 40 ластов. На гравюре видны двое, один на носу, другой на корме, вдыхающие табак из рога сквозь воду в манере русских солдат. Дым, втянутый в грудь, настолько ошеломляет мозг, что можно упасть замертво, но они получают удовольствие. Парус можно распустить на две части. Вторая буса служит для перевозки зерна и другого продовольствия из Астрахани в Terk [Терек?], она не разделена поперек, как первая. На корме, на кнехте стоит надстройка.

Две маленькие шкуты, которые изображены рядом под № 3, именуются Karbas [карбас] и ходят как под парусом, так и на веслах.

Гравюра 6Шестая гравюра под литерой В показывает zout-lodia [соляную лодью] водоизмещением 20 или 25 ластов, таковые ходят из Архангельска на Карельский берег. Под литерой А порожняя соляная лодья, которая используется также для рыбного промысла и торговли, перевозя 8 или 10 человек. Судно С носит имя Oblas [облас]. На таких русские люди приходили водой из Сибири.

Гравюра 7На седьмой гравюре под литерой А изображено судно, которое у московитов зовется Bancq [барка?], на них возят всевозможные товары из Вологды в Архангельск. Они могут поднимать 10000, 15000 или 20000 пудов, и более; один пуд — это 40 фунтов. Под литерой В видна такая же, но порожняя. Для входа сделана дверь сбоку. Наверху могли быть приспособлены доски, на которые также укладывался груз. Суда эти сплавляются по реке; в противном случае их тянут или толкают вперед. Как спереди, так и сзади установлен руль, так что нет нужды разворачиваться. Под литерой С виден речной корабль московитов, который движется, отталкиваясь шестами, и называется Sesta [возможно, имеется в виду само слово «шест»]. Под литерой D показан такой же речной корабль, который тянут вперед [за канат, по-видимому, завезенный вперед и укрепленный на якоре], это называется Savos [завоз — вероятно, это тоже название способа передвижения, а не самого судна].

Гравюра 8Восьмая гравюра под литерой А изображает суда Dosanik, или Dosieniek [дощаники], длинные и узкие, глубоко сидящие в воде, сплавляемые из Вологды в Архангельск. В середине на возвышении стоит смотрящий. И на носу, и на корме по два человека правят. В носу и в корме внизу находятся помещения для команды. Они обыкновенно ходят от Permien [Перми] и из Сибири, по реке Вычегде. Под литерой B показан незагруженный порожний дощаник. Под литерой C виден плывущий под парусом карбас, именуемый Iiswosena [извозня]. Они обычно поднимаются от Архангельска до Холмогор, и до Вологды, и к морю. Размером они в 2 или 3 ласта, легки на ходу и сделаны для перевозки людей. Под литерой D изображен дощаник под парусом, в малом отличающийся по виду от вышеописанного. Впереди стоят два человека, один закидывает лот, другой показывает куда править, а человек перед каютой, которая над кнехтами, низко склонился и смотрит под нижней кромкой паруса, и криком сообщает об этом назад, людям, стоящим на корме, которые правят громадным рулем.

Гравюра 9На девятой гравюре под литерой A показано, как русские на лодьях в штиль или при ветре идут на веслах10. Под литерой В изображена лодья величиной в 30 или 35 ласт, каковые ходят от Архангельска в Лапландию, как с товарами, так и с рыбой. Подлитерой С — судно, называемое Kootsia [коч]. Они приходят от Kotsia [Кожа?], по реке Онеге, в море Belo [Белое], которое против Лифляндии недалеко лежит.

Гравюра 10На десятой гравюре под литерой А можно видеть, как русские ставят мачту на своем судне, именуемом дощаник, и которое может брать 20000 пудов груза. Под литерой B изображено, как они тянут бечевой11 надежное судно, которое называется Betseniba [вероятно, бечева; опять название не судна, а способа его движения].

Гравюра 11На одиннадцатой гравюре под литерой А — корабль, именуемый Wesnek [вешник12], на который можно загрузить до 24000 пудов. Тут показано, как его тянут, чтобы избежать песчаной мели. Человек в лодке следит за канатом. Под литерой B — вид карбаса, суденышка, на котором спускались из Вологды. Под литерой C — судно, стоящее перед Архангельском, под названием Dosia [?], в которое во время пожара нагружали ценное имущество. Судно под литерой D называется Kajoek [каюк], оно узкое и заостренное, происходит из Сибири. Под литерой Е — это Paus [пауз, павоз], большая и широкая шкута, или буксируемое13 [несамоходное] судно, с помощью которых иностранцы в Архангельске перевозят товары на корабли.

Русские лодьи суть корабли, по размеру равные нашим галиотам. Они несут одну мачту на середине, на которой подвешена одна рея, которую можно поднимать и опускать как угодно. Два штага удерживают мачту, они закреплены к штевням. У них плоская палуба и там люк, через который грузится товар. Имеют фальшборта. Фор- и ахтер-штевни несколько приподняты, там обитают корабельщики. Изгиб судна как в носу, так и в корме, и сверху и снизу, имеет одинаковую форму [обводы носовой и кормовой части одинаковы]. Наружные пазы заделаны пропитанной конопляной бечевой для уплотнения корабля. Ванты закреплены не к вант-путенсам, а к планширю14.

Русские Boten15 суть большие вместительные суда; некоторые открытые, другие имеют подобие крыши. Они несут большой четырехугольный парус, часто имеют плоскую палубу без всякого фальшборта. Сзади переборкой отделено помещение, где обитает судовладелец. Впереди на дне сидят гребцы, высоко на корме стоит кормщик.

На Каспийском море, по которому ходят московиты, рассказывает де Лаваль [de la Valle], встречаются большие шкуты с веслами как лопаты, с большим неповоротливым рулем. Над этими кораблями, для защиты людей, растягивают палатки из ковров.

В Ферхабад, в Персии, недалеко от Каспийского моря, течет поток через город, судоходный для шкут, каковые выдолблены из одного ствола, снизу плоские, приводятся в движение гребками16 [наподобие весел каноэ, без уключин]. Они так велики, что вмещают и перевозят 10 или 12 человек. Те же [шкуты] употребляются на Каспийском море для рыбной ловли.

Корабли, говорит он [де Лаваль] далее, ходящие по Каспийскому морю, очень высоки в бортах, несколько меньше итальянских тартан, в воде сидят неглубоко, днище плоское, и татары называют их бусами. Встречаются они как большого, так и малого размера. Большинство их — открытые, без всякой палубы; однако другие имеют разборную палубу. Они несут одну мачту, под парусом ходят лишь по ветру, при встречном ветре стоят на якоре или гребут веслами; поскольку татары и персы, живущие кругом этого моря, весьма неискусны в навигации, не имеют понятия о компасе, морских картах и никогда не удаляются от земли настолько, чтобы потерять ее из виду.

Во время, когда Stenko Rasin [Стенька Разин], московитский бунтовщик, разбойничал на Каспийском море, он имел под своим началом флот из 23 стругов, или гребных барок, с командой из 800 или 1000 человек. Они противостояли 53 стругам и 4000 людям его царского величества и из-за голода принуждены были сдаться. Струги — плохие морские суда, равно как и все суда московитов и персов на Каспийском море, они не могут лавировать круто к ветру, а лишь наискось по ветру. Они по обоим бортам ради остойчивости обвешаны связками камыша. Подобно тому, как на западе иногда уширяют суда бревнами, привязанными и висящими по бортам, чтобы остойчивее шло по воде. Каждая барка [струг] на носу имеет металл [вероятно, оковку или шину для прочности], некоторые даже две металлические части.

Когда сей бунтовщик взял и разграбил Астрахань, то спускался по реке с могучей флотилией из 300 судов, с многочисленными командами.

Русские, так же как и казаки, имеют обыкновение привязывать тростник по бортам кораблей, чтобы вода их выталкивала.

Промысел тюленей в Московии

Думаю, здесь будет не лишним кратко показать, как русские люди выходят на судах на добычу тюленей, и как эта охота происходит. Это показано на двух нижеследующих гравюрах (12 и 13).

Гравюра 12 Гравюра 13Под литерой А — они волокут и тянут шкуту, которая служит для промысла, к воде. Тянут спереди за веревки, сложенные в петлю и идущие к штевню. Каждый в руке держит багор, которыми судно вытаскивают на берег или на лед и сталкивают в воду. Посередине, с обеих сторон рядом с бортами, идут два человека, они с помощью веревки удерживают судно в равновесии. Когда шкута в воде, они плывут между льдин (поскольку этих зверей промышляют на льду), как показано под литерой B. Один человек постоянно сидит наверху на мачте и высматривает полыньи и расположение льдин, где они могут вытянуть и перетащить свою шкуту — как видно под литерой C, две шкуты стоят на льду. Там на льду варят и коптят, и судно покрыто парусом, который растянут на штырях для пробивания прорубей во льду [на пешнях]. Деревянная стойка17, прислоненная к борту, служит для залезания в судно. И на мачте, что приставлена к носу судна, всегда поднят человек, высматривающий тюленей, как изображено под литерой D. Они рассылают народ во все стороны по льду искать тюленей, и когда те их находят, то дают знак, поднимая свои шапки на высоких шестах, как показано под литерой E. Тогда их товарищи, чтобы показать, что рады этой вести, встречают их хлебом и солью, что изображено под литерой F. Когда тюлени обнаружены, все идут с баграми и knotzen [с клюшками] туда. Подойдя ближе, они подползают, внезапно встают и клюшкой по носу убивают, как показано под литерами G и I. Когда это сделано, туши оттаскивают и свежуют, как можно видеть под литерами K и L. Затем снятые шкуры с салом связывают вместе и опускают в воду, как показано под литерой M; называется такая связка Joer [юр]. Если тюлень в воде, то охотник может выстрелить гарпуном, к которому привязана веревка, это показано под литерой N. Под литерой H изображен ледяной торос, за торосами часто сидят тюлени. Освежеванных тюленей [туши без шкур и сала] они оставляют лежать на льду, где их поедают птицы. Под литерой O они плывут на своих шкутах домой, таща добычу [связки шкур] на буксире, отделяют сало от шкур, сушат их и кидают сало в яму [вероятно, для хранения, яма на гравюре обшита досками?].

Нужно отметить, что происходящее на гравюрах тесно сближено, чтобы выиграть место, однако все расположено дальше друг от друга, шкуты то на льду, затем опять в воде и т. д.

Перевод со староголландского Людмилы Кубановой

Обработка и комментарии Михаила Наймарка

1 Moscovische Reyse, 1664–1665. Journaal en Aentekeningen. Gravenhage, 1966.

2 Путешествие в Московию. 1664–1665. Дневник. СПб., 1996.

3 Биографический очерк составлен по: Максимова Р.И., Трисман В.Г. Предисловие // Там же. С. 5–12.

4 Крест, по сторонам которого копье и губка на трости, символизирует страдания Христа. Копьем Христос был пронзен, смоченная уксусом губка на трости была поднесена ему для утоления жажды.

5 В оригинале De vanen, of standatren, zyn in scheeps-zoldering vast gestoken — букв. «флаги, или штандарты, воткнуты на потолке(?) судна».

6 В оригинале 40 of 45 vadem (англ. fathoms). Современная морская сажень составляет 182 см, старо-голландская, видимо, была короче — см. также следующую сноску.

7 Ласт — мера веса, в России XVII–XVIII вв. он равнялся 120 пудам, т. е. 1920 кг. В Европе ласт различался в разных странах и в разное время, но везде составлял порядка 1,5–2 тонн. По-видимому, в тексте Витсена допущена ошибка, либо имеется в виду какой-то другой ласт — иначе водоизмещение насада нужно принять достигающим 3000 тонн, т.е. он превосходил по размеру крупнейшие галеоны той эпохи. Вычисление, исходя из указанного груза соли, дает 500ґ15ґ30 = 225000 фунтов, или ~ 100 тонн соли, и общее водоизмещение, вероятно, в пределах 300 тонн. Цифры в ластах при описании других судов у Витсена, впрочем, вполне правдоподобные.

8 В оригинале knechten — по-видимому, силовые конструкции корабля в виде прочных столбов, идущих от днища сквозь палубу. Выступающая над палубой их часть могла служить как кнехт в современном понимании — для закладывания на них швартовов и других снастей.

9 Шкута — довольно общее европейское название небольшого судна.

10 Характерно, что гребцы располагаются лицом вперед, — не ошибка ли это рисовальщика?

11 Видно, что бечева на судне закреплена на высоте за особую вторую мачту, скорее всего, для того, чтобы она не волочилась по берегу и в воде. Такие же дополнительные мачты видны на судах С и D на гравюре № 7 и A на гравюре № 11.

12 Вероятно, от слова «весна» — он ходил по рекам весной, по высокой воде.

13 В оригинале gesloopte Boot, перевод сомнителен, может означать либо «буксируемое» судно, либо «сломанное, старое» судно.

14 В оригинале ree-hout, — не просто планширь как поручень ограждения, но прочная деталь, идущая по верху борта.

15 Возможно, имеется в виду отдельный тип судов, например, существовали крупные речные грузовые суда, называвшиеся просто «лодка».

16 В оригинале Shuiten […] werdende voort gebraght met scheppers.

17 В оригинале houten heugel, причем heugel вообще переводится как крюк для подвешивания котлов над огнем, в особенности с зубцами для регулирования высоты. Тут говорится об аналогичном, но деревянном предмете.

Версия для печати   










 
   
Отзывы о вот такие окна в казани. | Срочная диагностика и ремонт пластиковых окон в воронеже | перевозка грузов флеш игры