Альманах «Соловецкое море». № 4. 2005 г.

Сергей Головченко, Алексей Чирцов

В поисках Дамиановой пустыни: экспедиция на озеро Монастырское 23–31 мая 2004 г.

Карта маршрута25 мая 2004 г. в 9.00 группа в количестве 6 человек вышла на двух моторных лодках с кордона Калгачиха Национального Парка «Водлозерский»1. Ей предстояло спуститься по р. Илексе до оз. Монастырское, где находится одноименный кордон2. Протяженность пути — около 70 км (илл. 1). Благодаря «большой» воде, одолев все пороги, около 18.00 часов экспедиця иприбыла на место.

Историко-культурная цель экспедиции — обследовать Колокольную (Юрьеву) гору и её окрестности, территорию упразднённой в 1764 г. Свято-Троицкой Дамиановой пустыни, основанной монахом соловецкого монастыря Дамианом (в схиме Диодором) в 20-х годах XVII в. После 1764 г. эта пустынь была преобразована в Юрьегорский приход Онежского уезда Архангельской епархии.

Фрагменты жития прп. Диодора Юрьегорского чудотворца3

Прп. Диодор ЮрьегорскийПреподобный Диодор Юрьегорский (в миру Диомид) родился в последней четверти XVI в. в д. Матвеевской близ Турчасова4 в Онежском уезде Архангельской губернии. Когда Диомиду было 15 лет, он отправился на богомолье в Соловецкий монастырь. Жизнь в обители понравилась юноше; он остался и три года трудился в разных послушаниях. Когда настал ему 19 год, Диомид пришел к игумену, преподобному Антонию, и попросил облечь его в иноческий образ. Игумен исполнил просьбу, и Диомид был пострижен в монашество с именем Дамиана.

Мысль о пустынножительстве не покидала Дамиана. В то время на Соловецком и Анзерском островах было много пустынников. В строгом воздержании, горячо и слезно молился тогда Дамиан и просил Господа показать ему место для уединенных подвигов, ибо очень любил безмолвие.

Господь услышал его молитву и вложил ему мысль оставить Соловецкий монастырь. На маленькой лодочке прп. Дамиан безбедно переехал по Белому морю к устью реки Онеги. Он поселился было около Кенозера, построив келию, но окрестные жители прогнали св. старца: они боялись, что с основанием обители их земли отойдут в пользу последней.

Дамиан поселился несколько далее за Водлозером на Юрьевой горе. Это было в 1620 г. Он жил 7 лет одиноким отшельником. Затем к нему пришел инок Прохор, который скоро стал любимым учеником прп. Дамиана. Они вместе молились и трудились.

Во время молитвы прп. Дамиан и его ученик не раз слышали чудный звон на горе. А однажды удивленному сим Дамиану явился и светлый муж5, говоря: «Бог изволил, чтобы была на сем месте церковь во имя Живоначальной Троицы, а другая — в честь честного и славного Введения Пречистой Богородицы и преподобных отец Зосимы и Савватия Соловецких. И соберется братия, и умножится общежитие».

Приход Прохора и явления свыше и были теми обстоятельствами, при которых получила свое начало Юрьегорская Троицкая обитель в 1626 г.

Сначала стали строить храм во имя Живоначальной Троицы. Когда положили первый венец, гора стала трястись6. Плотники со страхом бросили работу и прибежали сказать о происходящем преподобному, который в это время молился. Объяснив, что это действие злых духов, и успокоив их надеждою на Божию помощь, старец вышел из келии; совершено было освящение места, старец сел на один сруб постройки и велел продолжать работу. Раздались крики, злословие невидимых врагов на преподобного усиливалось, шум увеличился, но когда был положен третий венец, крики духов стали раздаваться уже из озера, потом из леса, который вдруг стал с шумом ломаться, и, наконец, совсем затихли: злые духи оставили излюбленное жилище, тут водворилась слава Господня и Храм был благополучно достроен.

Затем был выстроен второй храм во имя Благовещения Пресвятой Богородицы с приделом в честь преподобных Зосимы и Савватия, Соловецких чудотворцев. Устроены были келии, обитель обнесена оградою. Служба совершалась ежедневно. Постепенно стала собираться братия; в 1628 г. было уже 14 братьев и 5 келий. А в 1633 г. число их возросло до 30. Сам же прп. Дамиан со всяким прилежанием и любовию трудился на братию в хлебне и поварне, мыл братскую одежду.

Много горя причинил ему монах Феодосий, которого как опального прислал сюда Патриарх Филарет (†1633). Этот злонравный человек всячески досаждал преподобному и много его оскорблял. Однажды он заманил старца в лес и, желая его убить, бил до бесчувствия и потом бросил. Когда же прп. Дамиан пришел в себя и возвратился в обитель, Феодосий, пораженный этим, устрашился и просил у него прощения. Святой кротко простил его и, скрыв случившееся в лесу, еще с большею любовию стал к нему относиться. Но Феодосий не исправился. В другой раз также в лесу, где работало 15 иноков, он поступил не менее дерзко. Феодосий из дерева сделал изображение Дамианова лица и бил по нему и злословил старца. Речи его повлияли на слышавших. 17 иноков ограбили казну и вместе с самим Феодосием навсегда оставили обитель. Преподобный Дамиан кротко перенес и это испытание. Он радовался, что его обитель избавилась от беспокойных жителей, а происшедший вследствие сего урон восполнил новыми усиленными трудами для благоустроения обители.

Прп. Дамиан сам ископал для братии колодец, около коего позже была устроена часовня.

В 1634 г. прп. Дамиан собрался в г. Каргополь по делам обители. В Каргополе он заболел, принял пред смертью схиму с именем Диодора, приобщился Св. Таин от иерея Феодора и скончался 27 ноября 1634 г.

Предыстория

Илл. 2В апреле 2004 г. в документах архангельской Духовной консистории, касающихся Юрьегорского прихода7, был найден схематичный план местности, прилегающей к Свято-Троицкой Юрьегорской церкви. На нём отмечены: сама церковь с оградой, кладбище с оградой, две часовни, поклонный крест, дома церковнослужителей и границы церковной земли. Сделана привязка плана к берегам оз. Монастырское (Юрьево), оз. Заднее и ручью Новая речка, соединяющему вышеуказанные озёра (илл. 2). План составлен в 1887 г. служившим в то время в Юрьегорском приходе священником о. Петром Пятницким в качестве приложения к прошению на имя епархиального начальства. О. Петр просил разрешения отремонтировать Свято-Троицкую церковь, церковную ограду, ограду вокруг кладбища, построить часовни: 1) на месте бывшей келии прп. Диодора; 2) над кладезем (колодцем), по преданию ископанным самим прп. Диодором; 3) крест-часовню на месте биения прп. Диодора опальным монахом Феодосием.

В прошении о. Петр писал: «Свято-Троицкая Юрьегорская церковь в настоящее время по древности лет [построена в 1790 г. — С.Г.] приходит в упадок, стена с юга до половины сгнила, крыша на всей церкви изветшала, ограда совершенно разрушилась, святые достопамятные места, освящённые подвигами прп. Диодора Юрьегорского чудотворца приходят в забвение, и памятники на оных разрушаются. Где была его келия, подле церкви стоял крест на тумбе, тот в прошлый год [в 1886 г. — С.Г.] по ветхости упал. Часовня на месте биения прп. Диодора монахом Феодосием года как три упала [в 1884 г. — С.Г.], кладезь вблизи горы, как говорит предание, ископанный самим преподобным, не один раз был исправлен, а в настоящее время сруб почти весь сгнил, зимою заносится снегом, вода же в нём прекрасная, из которого верующие берут воду, пьют, умываются и получают по вере исцеления...»8

И вот, благодаря хлопотам о. Петра, помощи прихожан и финансовой поддержке благотворителей из многих уголков России9, к концу 1890 г. была отремонтирована церковь, построены две часовни:
1) Крестовоздвиженская часовня-крест на месте биения прп. Диодора монахом Феодосием, сооружённая на личные деньги самого о. Петра;
2) Часовня во имя прп. Диодора на месте его бывшей келии, построенная также на личные средства диакона Юрьегорской церкви о. Александра Васильева.

На восстановление церковной ограды и постройку часовни над кладезем собранных денег не хватило, т.к. большая часть пожертвований пошла на капитальный ремонт церкви и перестройку колокольни. Ограда была восстановлена позднее, в 1892 г., а часовня над кладезем построена усердием крестьянина д. Луза Николая Медведева после 1896 г.

25 мая. Предварительное исследование погоста

В день прибытия на оз. Монастырское, вечером была совершена ознакомительная прогулка. Сначала мы направились к поклонному кресту, установленному на месте Свято-Троицкой церкви в 2001 г. работниками НП «Водлозерский». Тогда же этот крест был освящен настоятелем Водлозерского Ильинского погоста иеромонахом о. Нилом († 2003 г.). Осенью 2001 г. место фундамента церкви было очищено работниками кордона от деревьев и кустарника.

Тропа к вершине Колокольной (Юрьевой) горы, где стояла раньше церковь, проходит по южному склону сквозь густые заросли малинника. Благодаря стараниям работников кордона Николая и Андрея, она расчищена и хорошо видна, а трава в это время ещё небольшая. Поэтому хорошо просматриваются старые межи, бугры, углубления, камни фундаментов домов священнослужителей, двух амбаров, бани и сторожки близ церкви (строения числятся в церковной описи за 1916 г.).

Илл. 3Вот и вершина. Тропа привела нас к остаткам сруба храма. Виден только нижний венец, да и то не полностью сохранившийся. Поклонный восьмиконечный крест, укреплённый камнями в четырехгранном срубе, установлен на границе между средней частью церкви и алтарём (илл. 3). Поклонились кресту и месту, где в земле покоятся мощи прп. Диодора Юрьегорского чудотворца.

Ориентируясь по остаткам церковного сруба и имеющемуся у нас плану, продолжили осмотр территории погоста. Стали медленно спускаться по склону горы на восток от алтаря церкви по направлению к берегу озера, до которого было ~150 м. Метрах в 5–6 от храма стали попадаться могильные холмики без крестов. На следующий день, при более тщательном осмотре территории, обнаружили остатки одного деревянного креста без перекладин и два чугунных литых креста, ранее найденных инспекторами и установленных ими на могилы севернее храма. Обошли обломки ствола огромной сухой ели. Ветром её сломало так, что остался пень высотой ~15 м, а весь остальной ствол рухнул вниз на территорию кладбища, покрыв обломками часть могил.

Спустились далее: теперь мы за линией бывшей церковной ограды. Где-то здесь должны быть остатки или хотя бы следы от часовни на месте келии прп. Диодора. Первой нам на пути попалась яма 4 м по диагонали и 3–3,5 м глубиной. Обследовали её склоны, остатков брёвен не обнаружили. Продолжали спуск. Подошли к участку склона, откуда начинается резкий крутой спуск почти к самой воде.

На этом уступе обнаружили ещё одну рукотворную яму, внутри которой увидели остатки части сруба (2–3 венца). Бревна не дали стенам ямы осыпаться.

26 мая. Обследование Юрьевой горы. Рига. Крестовоздвиженская часовня

Утром сделали обмеры остатков окладного венца храма в метрической системе, т.к. в описании 1887 г. размеры даны в саженях. По нашим расчётам о. Петр Пятницкий пользовался «мерной» или «маховой» саженью, равной 1,76 м.

После этого продолжили обследование остатков сруба в яме на восточном склоне Юрьевой горы. Эта постройка была почти квадратной в плане со сторонами ~3 м, имела вид полуземлянки. На какую высоту она поднималась над поверхностью земли, можно только предполагать. Из ямы на восток, вниз по склону уступа, прорыт ров, наполовину обвалившийся. В нём мы обнаружили обломок дверного косяка с одним из двух кованых крюков, на которые навешивалась дверь. Рядом лежала придавленная к склону выросшей берёзой верхняя часть косяка с вырезанными инициалами. В центре ямы мы выкопали шурф глубиной почти в человеческий рост, намереваясь найти остатки пола. Обнаружили лишь несколько полусгнивших нетолстых бревен. Ниже — нетронутый красно-коричневый песок без камней. Решили пока не торопиться с выводами, а продолжить поиски по другим направлениям.

Как упоминалось выше, при спуске от церкви на восток к берегу озера нами был обнаружен уступ, напоминающий земляной вал. Он продолжался от обнаруженной постройки в яме на север и на юг. Мы направились по верху этого вала (уступа) на север вокруг горы. У нас сложилось впечатление, что это земляное образование — дело человеческих рук. Мы обошли всю Юрьеву гору кругом. На всём пути следования просматривался этот вал, изменялась только его высота с учётом рельефа местности.

Итак, двигаясь по склону горы вокруг вершины, мы наткнулись на остатки ещё одного строения. Оно располагалось на северо-западе приблизительно в 200 м от церкви, за тем же валом на ровной площадке на краю небольшого болота. В плане это прямоугольник 4 х 8 м, вытянутый с севера на юг. От постройки остался также только окладной венец, покрытый слоем мха и поросший березняком в возрасте 30–40 лет.

В южной части этого бывшего строения просматривался ещё один сруб (2 венца) 2,5 х 2,5 м, заполненный камнями разного размера. Из-под этой груды камней торчал угол железной кованой бороны. Видимо, она была строителями использована как основание для камней, а всё это вместе напоминает печь-каменку. Можно предположить, что мы обнаружили остатки так называемой риги — помещения для сушки и обмолота снопов зерновых (рига упоминается в церковной описи за 1916 г.). Но это только предположение.

Далее нам, опираясь на план, составленный о. Петром, нужно было попытаться найти остатки Крестовоздвиженской часовни, построенной на месте биения прп. Диодора опальным монахом Феодосием. Согласно приложенному к плану пояснительному тексту эта часовня находилась «в версте (1066 м — С.Г.) от церкви за задним полем на берегу Новой речки».

По подсказке Николая, инспектора кордона, мы пошли по тропе, ведущей к ручью Новая речка, благо, других дорог в этом направлении не было. Двигаясь по этой тропе, мы наблюдали заросшие мхом высокие межи бывших церковных пашен. Видны были и водоотводные канавы, также поросшие мхом и деревьями. Минут через 15–20 поля закончились, тропа повернула влево. Начался ельник, и вот, не доходя до ручья 20–25 м, на небольшой поляне, окружённой со всех сторон деревьями, в 5 м от тропы, заметили остатки сруба, восьмигранного в плане, покрытого толстым слоем мха. Из восьми брёвен, составлявших когда-то этот сохранившийся венец, целиком (т.е. по всей длине ~1,8 м) сохранились только четыре. Пятое сохранилось наполовину, а шестое, седьмое и восьмое брёвна отсутствовали. Рядом на этой же поляне под слоем мха просматривались ещё три каких-то фрагмента. На двух углах этого венца под слоем мха видны были сопряжения, срубленные способом «в лапу». Подведя итог нашего исследования найденных остатков, мы с большой долей уверенности можем сказать, что это остатки восьмигранной рубленой обвязки сени-навеса над крестом («...5-аршинный крест на тумбе, вокруг часовня на столбах, с крышею, огородить балясником...»).

Правда, следов гнёзд по углам сруба обнаружить не удалось, т.к. сами брёвна настолько сгнили (особенно сверху, подо мхом), что осталась только их форма с тончайшим наружным слоем древесины, заполненная бурой трухой. От прикосновения всё это рассыпается в прах. И только благодаря слою мха, который своими корнями как бы скрепил всю оставшуюся конструкцию, можно было кое-что определить. Но самое главное, что мы зафиксировали это место, т.к. через несколько лет возможно не осталось бы и следа от когда-то стоявшей здесь Крестовоздвиженской часовни.

27 мая. Анализ собранных сведений

На следующий день шёл дождь, поэтому поиски не велись, занимались анализом собранных сведений. Ещё не найден кладезь (колодец), который тоже отмечен на плане-чертеже. Если предположить, что так называемая «огорожа церковной земли» проходила как раз по валу, опоясывающему саму гору, то колодец нужно искать у подножия склона ближе к берегу озера. Нужно и тщательнее обследовать участок территории, примыкающей к месту, где была часовня прп. Диодора (на месте его келии).

28 мая. Поиски колодца

Илл. 4Ближе к обеду наши поиски увенчались успехом. Мы обратили внимание на впадину в земле, засыпанную старой листвой и венками, а главное, окружённую по периметру березами в возрасте 30–40 лет (илл. 4). Деревья своими стволами образовывали что-то, похожее на прямоугольник. Только с запада со стороны склона деревьев не было. Этот своеобразный знак и привлёк наше внимание. Также, со стороны берега лежали пять довольно больших валунов, расположенных в одну линию. А со стороны склона горы видны были из земли три камня меньшего размера, уложенные с разрывами. Стали обследовать саму впадину. Решили очистить её от листвы, веток, сплетенных древесных корней. С собой у нас была штыковая лопата. С ее помощью удалось вырубить отверстие — 60 х 60 см в плане. Оказалось, что в открывшейся яме стоит вода. Измерили глубину. Она составила — 80 см. На дне лопата лязгнула о камни. Самое главное, что температура этой воды была гораздо ниже температуры воды в озере. Сбегали за топором и ведрами на кордон. Решили расширить отверстие и вычерпать максимально воду из углубления для того, чтобы обследовать его стены. К нашему удивлению и радости из-под воды показался колодезный сруб в четыре венца. По углам его, изнутри, были забиты в дно колья. Это было сделано, видимо, для закрепления самих брёвен, чтобы не обрушились стенки колодца. Теперь нужно было подождать: будет ли вода после вычерпывания прибывать снова. Сделали фото- и видеофиксацию этого места.

29 мая. Обследование колодца. Отъезд

Утром мы пришли зафиксировать уровень воды в колодце и её качество на вкус. Оказалось, что вода поднялась до прежнего уровня. Он был немного выше уровня воды в озере, до которого 10 м от колодца (урез воды на конец мая). Вода была холодная и почти прозрачная. Попробовали её на вкус: обычная родниковая вода, чувствовался ещё запах прелых листьев, но уже гораздо меньше, чем вчера. Нужно было продолжать вычерпывать воду и очистить дно и стенки колодца от древесных остатков. Об этом мы попросили перед отплытием работников кордона. Тем более, они сами очень заинтересованы в этом, т.к. летом вода в самом озере «зацветает» и её практически невозможно использовать.

Илл. 5А нам предстояло проделать обратный путь вверх по р. Илексе до кордона Калгачиха. Покидали мы оз. Монастырское в смешанных чувствах (илл. 5). Уезжать из этого благодатного места не хотелось, но надо было возвращаться в Онегу.

Благодаря полученной в ходе исследований информации мы с большой долей уверенности можем утверждать, что нашли святые места, связанные с жизнью и деятельностью прп. Диодора Юрьегорского и отмеченные в своё время стараниями и заботами о. Петра Пятницкого, о. Александра Васильева, прихожан Юрьегорского прихода и добровольных жертвователей.

Наша задача — попытаться вновь отметить эти места в силу наших возможностей. Тем самым мы отдадим дань памяти нашим далёким предкам, которые поселились, жили, трудились и были похоронены в этом месте. Тем более, первый шаг уже сделан: поклонный крест на месте Свято-Троицкого храма, под стенами которого покоятся святые мощи основателя Троицкой пустыни прп. Диодора Юрьегорского чудотворца, уже поставлен. Это и память о мученически погибшем в 2003 г. настоятеле Водлозерского Ильинского погоста иеромонахе о. Ниле.

1 Парк, созданный в 1991 г., занимает площадь 500 тыс. га на территории Республики Карелия и Архангельской обл.

2 Пост охраны леса и заповедника.

3 Архангельский патерик. Сост. иеромонах Никодим (Кононов). М., 1901.

4 Уже в 1559 г. в селе Турчасове были владения (двор) Соловецкого монастыря, откуда велась торговля солью собственного варенья. Это важно для нас и потому, что указывает источник знакомства Диомида с жизнью Соловков. Диомид мог узнать о Соловецком монастыре от Турчасовского старца — управителя Соловецкого подворья — и его помощников. С соловецкими же монахами мог он и уехать в Соловки.

5 По местному преданию, это был Архангел Гавриил, явление коего и составляет изображение одной древней иконы Юрьегорской церкви.

6 По преданию на сем месте прежде было языческое кладбище.

7 ГААО. Ф. 29. Оп. 4. Т. З. Д. 899; Оп. 31. Д. 483, 785; ОИММ (Онежский историко-мемориальный музей). Д. 157. Ведомость о Юрьегорской Троицкой церкви за 1916 г.

8 ГААО. Ф. 29. Оп. 4. Т. З. Д. 899.

9 Там же.

Версия для печати