Альманах «Соловецкое море». № 4. 2005 г.

Владимир Буров

Церковь преподобного Германа Соловецкого ХIХ в.: история и археология

1. ИСТОРИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА. ПРЕДШЕСТВУЮЩИЕ ПОСТРОЙКИ

Церковь прп. Германа. Современное фотоСо стороны центрального двора Соловецкого монастыря сквозь арку перехода, соединяющую паперть Спасо-Преображенского собора с монастырской ризницей, проглядывает маленькая культовая постройка. Ее низкая двухскатная кровля увенчана небольшой покрытой медью главкой с крестом. Западная стена с двумя прямоугольниками зарешеченных окон и арочным дверным проемом слегка выдается из подклета Троицкого собора. Так сегодня после недавней реставрации фасада1 выглядит церковь прп. Германа, возведенная в 1859 г. и освященная на следующий год 24 мая2.

Исследователи соловецкого зодчества обошли вниманием это внешне невзрачное здание. Между тем, в историческом аспекте перед нами один из важнейших сакральных объектов обители — усыпальница, где в границах несуществующих разобранных древних часовен ХVI–ХVIII вв. располагались могилы трех соловецких святых: Савватия (†1435), Германа (†1484) и Маркелла (†1663). История данной церкви возвращает нас к первым страницам некрополя Соловецкого монастыря.

Иноки Савватий и Герман — первые монашествующие на Соловках — стояли у истока Соловецкой обители. Савватий — монах Кирилло-Белозерского, а затем Валаамского монастыря. Герман проживал при часовне на р. Выг; по сведениям одного из списков Жития, он «был родом из корельских людей»3. В 1429 г. в поисках уединенного пустынножительства Савватий и Герман поселились внутри Соловецкого острова на берегу одного из лесных озер, неподалеку от горы, впоследствии названной Секирной. Здесь они построили кельи, водрузили крест, начали свой духовный подвиг. Через шесть лет, в 1435 г., перед своей смертью Савватий вернулся на материк, где и скончался 27 сентября. Его погребли у часовни на Выгреке в селении Сороке (ныне г. Беломорск). А Герман в 1436 г. возвратился на остров с монахом Зосимой. Они выбрали для житья берег моря неподалеку от того места, где впоследствии и был основан Соловецкий монастырь.

Герман прожил на острове более 50 лет. Житие называет его «аввой», т.е. монахом-старцем. Он был безграмотным, но именно с его слов будущим игуменом Досифеем или другими монахами были сделаны первые записи о пребывании на Соловках прп. Савватия и Зосимы. В связи с этим историки называют прп. Германа автором первой, не дошедшей до нас редакции Жития Зосимы и Савватия. Умер он в 1484 г. в Новгороде, в Антониеве монастыре, куда был послан по делам. Его ученики повезли тело усопшего на Соловки, но, застигнутые распутицей, вынуждены были похоронить старца у часовни деревни Хавроньиной на берегу р. Свирь.

Из трех основоположников Соловецкого монастыря только прп. Зосима почил на Соловках. Это произошло 17 апреля 1478 г. Над его могилой за алтарем деревянной Преображенской церкви была поставлена деревянная гробница — типа часовни. Однако еще ранее Зосима позаботился, чтобы мощи прп. Савватия были преданы соловецкой земле. В 1471 г. по его настоянию гроб с прахом Савватия перевезли в Соловецкую обитель, где погребли «за алтарем деревянныя церкви Успения Пресвятыя Богородицы»4. Здесь, согласно Житию, над его ракой Зосимой была воздвигнута деревянная постройка, которую источники именуют гробницей. В 1489 г. братия перевезла в Соловецкий монастырь и гроб прп. Германа. Он был встречен с великой честью и «погребен честно подле гроба Савватия»5. На то, что Германа захоронили непосредственно в деревянной гробнице Савватия, прямо указал и поздний Соловецкий летописец 1833 г.: «... нетленные мощи преподобного Германа из веси Ховроньиной были перенесены в Соловецкий монастырь и погребены с почестию близ гроба Савватия чудотворца на правой стороне церкви святителя Николая в часовне»6.

Исторические документы хранят полное молчание о дальнейшей судьбе деревянных гробниц Савватия и Зосимы. В частности, не ясно, сгорели ли они во время мощного пожара 1538 г., уничтожившего практически всю обитель. Исследователь А.Г. Мельник высказал однозначное суждение, что тогда сгорели обе гробницы и что вскоре «над могилами Зосимы и Савватия появились новые гробницы»7. Развивая эту мысль, о. Лонгин в составленном им современном «Сказании об обретении святых мощей преподобных Зосимы и Савватия Соловецких и о перенесении их в новопостроенную церковь монастыря» замечает, что устроение новых гробниц было завершено к 1545 г., когда 2 сентября, в день памяти первоначальников монашества на Руси прп. Антония и Феодосия Печерских, состоялось «первое обретение святых мощей преподобных Зосимы и Савватия». По его мнению, именно с этим событием связано написание в 1545 г. двух икон Божией Матери «Боголюбская», неодинаковые размеры которых, возможно, обусловлены различием интерьеров новоустроенных часовен8.

На церковном Соборе 1547 г. прп. Зосима и Савватий были канонизированы9, а в 1566 г., после завершения строительства каменного Спасо-Преображенского собора, их мощи были перенесены в Зосимо-Савватиевский придел и помещены в деревянные раки работы новгородских мастеров. Судьба гробницы прп. Зосимы, оказавшейся на месте алтаря нового собора, вполне понятна: ее разобрали. А что стало с деревянной гробницей прп. Савватия, осталось неясно. Во всяком случае, монастырские описи конца ХVI и самого начала ХVII столетия хранят молчание о ней.

В 1622 г. могила прп. Германа вскрывалась: «В лето 7130 при игумене Иринархе было обретение мощей преподобнаго аввы Германа»10. Вовсе не случайно последующие описи Соловецкого монастыря 1632, 1640 и 1645 гг. упоминают деревянную «гробницу Германа» над его могилой. Это свидетельство начала почитания Германа на Соловках как местного святого. В описи монастыря 1668 г. вместо гробницы отмечена «часовня прп. Германа»11. Все это происходило задолго до официального прославления Германа, состоявшегося только в 1690 г. по грамоте архиепископа Холмогорского и Важского Афанасия12.

В деревянной часовне прп. Германа во в.п. ХVII в. был погребен Маркелл — архиепископ Вологодский, бывший соловецкий игумен. Маркелл являлся пострижеником Соловецкого монастыря. В должности игумена он пребывал с 1639 по 1645 гг. При нем на северном дворе возвели двухэтажную каменную Портную палату. В 1642 г. Маркелл являлся даже одним из претендентов на должность патриарха. В 1645 г. он был поставлен «во архиепископа на Вологду». Скончался Маркелл 22 марта 1663 г. По завещанию тело его погребли в Соловецком монастыре 5 июня13. Впоследствии на Соловках возникло почитание архиепископа Маркелла. День его памяти приходится на 22 августа по нов. ст. — на Собор Соловецких святых14. На иконе начала ХХ в., изображающей всех соловецких святых, святитель Маркелл занимает одно из самых почетных мест наряду со святителем Филиппом, преподобными Зосимой и Савватием.

Илл. 1. Деревянная часовня прп. Германа на гравюре бр. Зубовых. 1744 г.В середине XVIII столетия граверы братья Иван и Алексей Зубовы выполнили первое реалистическое изображение деревянной часовни прп. Германа. Это была небольшая прямоугольная в плане бревенчатая постройка с двухскатной деревянной кровлей, увенчанной небольшой главкой, и с прямоугольником окна в центре западной стены. Косая штриховка заполнения западного окна указывала на наличие здесь слюдяной окончицы15 (илл. 1). В 1753 г. на месте деревянной часовни зодчим из Холмогор была выстроена каменная, о чем подробно сообщает Соловецкий летописец конца ХVIII в.: «Построена часовня каменная четыреугольная с осмериком вместо прежней деревянной, где погребен был преподобный Савватий и где преподобный Герман почивает и архиепископ Вологодский Маркелл. От северной стены сделаны надписи две на каменных плитах с написанием». Одновременно рядом была выстроена часовня прп. Иринарха: «У оного дела мастер был холмогорец Михайло Авксентьев с товарищи. За работу им дано 125 рублев. При той же работе было черноработцев тритцать человек; найма ряжено во все лето по 8 рублев человеку, и того 240 рублев. К оным часовням на связи пошло железа заводскаго полосоваго 50 пудов 24 фунт 24 фунта...»16

Часовня Германа сохраняла свой облик в следующем столетии. Архимандрит начала ХIХ в. Макарий сообщает, что эта постройка «четвероугольная с осмериком»17. Аналогичное описание приводит в своей книге и архимандрит Досифей18.

Изображение каменной часовни имеется на ряде гравюр. Четверик покрыт четырехскатной крышей. На четверике — восьмерик со световыми окнами. Венчает его барабан с главкой. Вход в усыпальницу расположен с запада, дверь прямоугольной формы19. На чертеже 1790 г., составленном инженер-подпоручиком Васильевым, Германова часовня показана к югу от Никольской церкви20. По приложенному масштабу ее размеры составляли 1х2 сажени.

Досифей привел надписи на каменных плитах, вмурованных в стену на правой при входе стороне (о погребении Германа) и на левой (о погребении Савватия и Маркелла):

«Прямо сего гробъ Преподобнаго Германа, пришедшаго на островъ съ Преподобнымъ Савватиемъ въ лето 6937, жилъ съ Преподобными Зосимою и Савватиемъ и по нихъ всего 55 лет, преставися въ лето 6992».

«Зде погребенъ бысть Преподобный Савватий, Соловецкий Чудотворецъ, по пренесении его мощей съ Выга реки изъ Сороки въ лето отъ Адама 6979, а отъ Рождества Христова 1471. Преставися въ лето от Адама 6943, а от Рождества Христова 1434. Отъ преставления до пренесения прейде 36 летъ».

«Здесь погребенъ Маркеллъ, архиепископъ Вологодский; преставися въ лето отъ Адама 7171, а отъ Рождества Христова 1662 марта 22 дня. Тело же его по завещанию его привезено на обещание, въ Соловецкий монастырь то же года июня 5 дня. Игуменомъ был 6 летъ»21.

В 1859 г. часовню ХVIII в. сменило существующее здание церкви, которое оказалось в подклете построенного одновременно с ней Троицкого собора. В описях 1866 и 1899 гг. о церкви прп. Германа сказано: «... с западной части выдается на пять три четверти аршин, кровля ее на два ската, на ней одна глава малая покрыта железом и окрашена кобальтом, крест деревянный восьмиконечный вызолочен червонным золотом на мардане». Помещение церкви было вытянуто: «Внутри церковь длиною 15, алтарь 6,5 аршин, шириною 7 аршин 2 вершка». Первая опись этой церкви 1866 г. отмечает четыре окна в алтаре (одно заложено) и пять в самой церкви. Во всех — решетки. Входные двери с запада — деревянные. Снаружи их дополняли решетчатые железные двери. В церкви имелся иконостас22.

В книге архимандрита Мелетия 1881 г. дано следующее описание интерьера церкви: «Здесь посреди церкви стоит бронзосеребряная рака над могилою, где покоятся мощи Преподобного Германа в земле под спудом. Внутренность храма расписана масляною краской. Предалтарный иконостас столярной работы с живописными работами нашего времени. На левой стороне от входа во храм, близ стены, почивают под спудом мощи святителя Маркелла, Вологодского архиепископа, бывшего ранее игуменом в Соловецком монастыре, как видно из надписи на плите, вырезанной над могилою святителя. Храм холодный, в нем бывает ранняя литургия в летнее время по заказу богомольцев за упокой их родных и присных»23.

Интерьер церкви Германа этого времени запечатлела единственная фотография, выполненная в конце ХIХ в. Яковом Лейцингером. Пол побеленного сводчатого помещения выстлан квадратными белокаменными плитами. Вдали одноступенчатая солея. К ней и царским дверям ведет ковровая дорожка. Иконостас достаточно скромный. На южной стене в межоконных просветах — по иконе. С потолка свисает изящное паникадило с 12 свечами. Окна с летними рамами забраны железными фигурными решетками. У южной стены напротив мемориальной доски установлена рака прп. Германа на невысоком каменном постаменте.

Престольный праздник церкви во имя Германа, Соловецкого чудотворца, приходился на 30 июля по ст. стилю (на 12 августа по нов. ст.), на день обретения мощей преподобного в 1484 г.24

В советский период, во время существования на Соловках концлагеря (1923-1939 гг.), Германовская церковь была полностью разорена, ее интерьер уничтожен, хотя и не сразу. В 1923 г., когда создававшийся на Соловках концлагерь стал активно осваивать здания упраздненного монастыря, ее удалось отстоять. Прибывшая на Соловки комиссия Наркомпроса в составе П.Д. Барановского, Н.Н. Померанцева, Е.И. Силина отметила, что «церковь пр. Германа как типичный памятник своего времени остается полностью за отделом музеев» Наркомпроса25. Такой оценке немало способствовало то обстоятельство, что это была одна из немногих построек, не пострадавших во время мощного пожара 1923 г.

При концлагере в церкви прп. Германа располагался продуктовый ларек для заключенных26.

21 сентября 1925 г. на Соловках «в целях антирелигиозной пропаганды» было осуществлено вскрытие захоронения прп. Германа. Момент изъятых мощей был запечатлен на фотографии, на которой показан полный костяк, сложенный на плите27. До 1939 г. мощи прп. Германа наряду с мощами прп. Зосимы и Савватия находились в историко-археологическом отделении музея Соловецкого общества краеведения. После упразднения концлагеря они попали в Москву в Центральный антирелигиозный музей. В 1946 г. их передали в Ленинград, в Государственный музей истории, религии и атеизма, размещавшийся в Казанском соборе, а в 1990 г. вернули Русской Православной Церкви28. В 1992 г. мощи преподобных в торжественной обстановке в сопровождении Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II были доставлены на Соловки29.

К моменту начала раскопок в 1998 г. Германовская церковь представляла собой пустое помещение с земляным полом. Только при входе сохранилось два-три ряда белокаменных плит. В юго-западном углу, при входе, на одной плите имелось небольшое заглубление, оставленное молившимися коленопреклоненными людьми. Моление могло совершаться перед гробницей преподобного.

2. АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ РАСКОПКИ

а) Задачи исследования, начало раскопок

В последние годы в связи с возрождением Соловецкого монастыря и развитием Соловецкого государственного историко-архитектурного и природного музея-заповедника появилась возможность воссоздать данный историко-мемориальный и сакральный комплекс, предварительно проведя специальное археологическое исследование. Ряд существенных моментов в истории деревянных гробницы и часовни, а также самой церкви прп. Германа, требовал уточнения. Не было ясно, что представляли собой первые гробница и часовня прп. Германа, как соотносились между собой гробницы прп. Савватия и Германа. Не было ясно также, когда вообще появилась гробница Савватия. Опись монастыря 1514 г., в отличие от Жития, не говорит о гробнице Савватия, которая упоминается только в описи 1549 г. В таком случае встает вопрос, была ли она на момент пожара 1538 г., и сгорела ли во время него? Источники не дают ответа. Не было данных о подлинных размерах каменной часовни прп. Германа 1753 г., ее планировке и соотношении с планом существующей церкви 1859 г. Отсюда оставалась неизвестной точная топография могил св. Савватия, Германа и Маркелла в пространстве церкви середины ХIХ столетия. Имеющиеся в литературе высказывания о том, что могилы Савватия и Маркелла располагались непосредственно у северной стены помещения церкви 1859 г., были основаны на наличии здесь некогда вмонтированных в стену двух мемориальных досок. Однако эти доски в 1859 г.30 могли перенести из упраздненной часовни 1753 г., если последняя была полностью разрушена. Наконец, в границах часовни прп. Германа могли оставаться каменные надгробные плиты, в частности архиепископа Вологодского Маркелла. Его позднее белокаменное надгробие было случайно обнаружено нашей экспедицией в 3-й бойнице подошвенного боя крепостной стены к северу от Архангельской башни в 1997 г. в слое мусора времени пребывания на Соловках отряда Военно-морского флота (1939 — нач. 1960 гг.). Оставил после себя загадку и белокаменный «келейный крест» Савватия, который, согласно монастырским описям, в течение нескольких столетий находился в Германовской часовне. От него в земле должно было покоиться основание с отверстием, в которое он вставлялся.

В случае успеха локализации деревянных гробниц Германа и Савватия открылась бы возможность более определенно говорить о координатах остатков деревянного храма Успения Богородицы конца ХV в. — второй после Преображенского собора культовой постройке монастыря. Для археологии важно было также установить характер стратиграфии в этой древнейшей части монастыря, где раскопки никогда не проводились.

Первые исследования в церкви прп. Германа были осуществлены нами осенью 1998 г. Тогда времени хватило только на то, чтобы заложить небольшой разведочный шурф (1х2,75 м) для поиска каменной часовни 1753 г. В центральной части помещения я обратил внимание на небольшую полосу легкого всхолмления, проходившую от южной к северной стене. Такой едва различимый на земляном полу вал мог располагаться поверх старой кирпичной кладки. Раскрытие этого всхолмления подтвердило предположение, и вскоре под несколькими разновременными строительными слоями обнажился фрагмент восточной стены часовни прп. Германа 1753 г.

В 2002 и 2003 гг. исследования были продолжены. На этот раз был заложен раскоп от самого входа по всей ширине помещения (5,12 м) и длиной 10 м. Он включал 15 квадратов: 10 размером 2х2 м у южной стены и в центре церкви и 5 размером 2х1 м вдоль северной стены. Для наблюдения за стратиграфией оставлены три бровки. Раскоп должен был полностью охватить остатки древней часовни.

Методику раскопок определил характер памятника. На Соловках, где постоянно велись строительные и ремонтные работы, исследуемые объекты смело можно сопоставить со слоёным пирогом. Только слои «пирога» оказываются разновременными. В задачу входило последовательное изучение этих напластований сверху вглубь, в обратной последовательности по сравнению с той, в которой они отложились. Напластования разбирались с помощью совков, ножей. Далее шел повторный просмотр грунта на мелком сите с делением в 2 мм (ячейка 0,2х5 см)31. В общей сложности в Германовской церкви было зафиксировано десять слоев.

б) Верхние напластования (слои 1–3)

Слой 1 — самый верхний, тонкий. Это серый песок с современным мусором, а также с известковой крошкой и мелкими кусочками кирпича, осыпавшимися в отсыревшем помещении с потолка.

Слой 2 — серо-черный мелкозернистый песок, по сути, это загрязненный, ранее чистый серый песок, исполнявший роль подушки под плитами пола церкви 1859 г. Он включал современный мусор, на время бытования которого указали монеты достоинством 15 копеек 1967 г. и 3 копейки 1972 г. Среди мусора — небольшие куски толя, рубероида, битума, пятна засохшего цементного раствора, около 300 мелких фрагментов битых оконных стекол, 161 круглый гвоздь, 206 осколков бутылок, две пробки от шампанского, 11 пробок от винно-водочных напитков. Последние говорят сами за себя, указывая на продолжавшееся в советский период осквернение церкви, распитие спиртных напитков над могилами соловецких святых. А компактное пятно углей в центре помещения свидетельствовало о том, что однажды здесь даже был разведен костер.

Илл. 2. Свинцовая пломба времен ГУЛАГаНо в черном песке оказались находки и более раннего времени: кусок уничтоженной белокаменной надгробной плиты, оплавленный глиняный поливной электроизолятор соловецкого производства (в 1913 г. на Соловках была построена своя электростанция, был и свой гончарный завод). Данный электроизолятор, очевидно, связан с пожаром 1923 г. или 1932 г. В самом низу слоя у северной стены была обнаружена небольшая свинцовая пломба с изображением пятиконечной звездочки и с двухсторонней надписью «ОГПУ» — «УСЛОН» времени ГУЛАГа. К этому же слою следует отнести еще семь аналогичных пломб и монету 1923 г. Данные материалы сфрагистики и нумизматики советского периода (илл. 2) — свидетельство того, что отдельные плиты пола начали разбирать еще во время существования на Соловках концлагеря. Тогда же и началось образование слоя 2.

Слой 3 — желто-серый песок — низ непотревоженной подушки под белокаменными плитами пола церкви ХIХ в. В юго-западном углу раскопа он был потревожен ямой 1925 г., вскрывшей могилу прп. Германа.

в) Могильная яма 1925 г. после вскрытия погребения прп. Германа

У южной стены напротив плиты с надписью, сообщающей о жизни прп. Германа на Соловках, желто-серый песок содержал редкие включения черного песка — след современного перекопа. Здесь же неожиданно стали попадаться многочисленные разрозненные мелкие фрагменты темно-коричневого истлевшего дерева, похожего на остатки гроба. При дальнейшем углублении до отметки 0,4 м от пола ХIХ в. в 2002 г. было найдено 37 разрозненных разломанных костей человека, в том числе позвонки, фрагменты разломанной крышки черепа, кусок нижней челюсти с зубом. Теперь уже не оставалось сомнения, что перед нами современная уходящая вглубь яма над могилой прп. Германа. Она была ориентирована по линии запад — восток, ее размеры 1,3х2,3 м. Из могилы торчал какой-то уплощенный камень. В верхнем заполнении оказался железный инструмент с клиновидным концом и с остатком истлевшей деревянной ручки, который, очевидно, использовался в спешке для разбивания тяжеловесной плиты-основания под надгробием прп. Германа. Впоследствии оказалось, что это деталь лота — инструмента для измерения глубины моря, примененного здесь в иных целях.

Находка останков святого явилась полной неожиданностью, поскольку считалось, что все мощи были изъяты 21 сентября 1925 г. комиссией во главе с чекистом Коганом. Теперь стало ясно, что часть их оказалась сброшенной назад в могилу. Расколотые куски черепа, разломанный фрагмент челюсти с зубом, прочие мелкие фрагменты искореженных и сброшенных в яму костей святого Германа не оставляют никаких сомнений в том, что над его останками был совершен акт надругательства. «Антирелигиозная пропаганда» большевиков свелась к глумлению над прахом исторического деятеля Русской Православной Церкви и Русской земли.

Куски полусгнившей гробовины из могилы прп. Германа были уложены в коробку. Каждая из 37 косточек отдельно упакована, на все кости составлена опись. Затем остатки гроба прп. Германа и частицы его мощей Соловецкий государственный историко-архитектурный и природный музей-заповедник — организатор раскопок — передал в Соловецкий ставропигиальный Спасо-Преображенский монастырь. Наместник монастыря архимандрит Иосиф (Братищев) с самого начала раскопок был в курсе всех работ, наблюдать за которыми от братии он благословил духовника монастыря, игумена Германа (Чеботаря). 4 октября 2002 г. раскопки могильной ямы прп. Германа были приостановлены до следующего лета. А 19 июня 2003 г. прибывшая на Соловки специальная комиссия, в состав которой входил зав. отделом судебно-медицинской идентификации личности Российского центра судебно-медицинской экспертизы Минздрава РФ, заслуженный врач РФ, доктор медицинских наук, профессор В.Н. Звягин, пришла к заключению, что 36 костных останков из 37, «вероятно, относятся к одному скелету мужчины европеоидной расы, выше среднего роста, умершего в возрасте старше шестидесяти лет». Часть разломанных костей из могильной ямы даже совпала с мощами прп. Германа, которые хранятся в раке в монастыре.

Продолжившиеся в начале июля 2003 г. раскопки ямы № 1 пополнили количество костных останков до 216. Их атрибуция, проведенная 29 июня — 3 июля 2004 г. В.Н. Звягиным и Н.В. Нариной, позволила уточнить анатомическую характеристику останков прп. Германа как принадлежащих человеку в возрасте 60–70 лет и ростом 166–170 см. В.Н. Звягин подобрал и подклеил фрагменты черепа.

В заполнении могильной ямы прп. Германа по-прежнему находили многочисленные мелкие разбросанные куски гробовины. Но один из них был очень крупным, длиной около 30 см и толщиной 8–10 см. Он указывал на то, что прп. Герман был, скорее всего, погребен в долбленой колоде. Сюрпризом явилась находка 14 больших кусков бересты, залегавшей в яме слоями вперемежку с костями и песком. Их параметры: 44х28, 40х11, 52х56, 55х49, 37,5х25, 52х21, 50х34, 55х29, 52,5х51,5, 48х24, 52х26, 45х18, 41х10, 46х14 см. В сумме это составляет чуть более 2 кв. м (20645,75 кв. см). Первое предположение: берестой был обернут гроб для лучшей сохранности. Но сама береста достаточно прочная и не производит впечатления очень древней, тем более ХV–ХVI вв. Не исключена трактовка данных кусков бересты (по-древнерусски — «скалы») и древесины как специального наката над могилой. Аналог находим в могильной яме святителя Филиппа конца ХVI в., закрытой сверху двумя рядами досок и бересты. При обретении мощей игумена Филиппа в мае 1646 г. была выявлена следующая конструкция его могилы: «А сверху гребком згребли доски верхние, да под тем скалы, да другие доски, другая ограда, потом скала, да гроб дощаной»32.

Илл. 3. Плоский валунный каменьСреди находок, имеющих непосредственное отношение к погребению прп. Германа, в яме были найдены бронзовая шаровидная пуговица с петелькой, украшенная тисненым орнаментом, и медная позолоченная пластина с буквами «IХ», вероятно, от Священного Писания. Обращает на себя внимание и плоский валунный камень, сброшенный в 1925 г. на край ямы при ее засыпке (илл. 3). В ХV в. он мог лежать на могильной насыпи, отмечая место погребения Германа.

Могильная яма Германа оказалась на удивление неглубокой, всего 0,35 м от уровня древней поверхности земли. Объяснение этому удалось найти в «Насказании о Соловецкой обители» — произведении 1617/1618 гг. Там сообщается об обычае хоронить на территории монастыря в неглубоких ямах вровень с землей: «И погребают их со землею наровень»33. Такой обычай действовал даже в начале ХVII в. Трудно сказать, было ли это связано с тяжелым грунтом, изобилующим камнями и валунами, или же за этим стоит некая смысловая или идейная подоплека.

г) Руины каменной часовни 1753 г.

Слой 4, лежащий под подушкой серо-желтого песка, представлял собой известковую проливку, или стяжку. В 50-е гг. XIX в. ею были залиты сверху остатки кирпичной кладки стен часовни 1753 г. и засыпка из валунов прохода между этой часовней и Никольской церковью. Руины каменной часовни середины ХVIII в. оказались в юго-западном углу помещения поздней церкви. Под известью проявились контуры западной, северной и восточной стен на валунном основании. Южная стена часовни уходит под южную стену церкви ХIХ в.; трассы этих стен практически совпадают. Внутреннее пространство часовни ХVIII в. по размерам было ровно в четыре раза меньше помещения церкви ХIХ в. (2,9х6,55 м — 18,9 кв. м против 5,12х15,36 м — 78,6 кв. м). Внешние параметры постройки XVIII в. составляли около 4,9х8,4 м.

Часовня 1753 г. была сложена из кирпича 9х18/19х29/30 см. Ее северо-западный угол оформлялся лопаткой шириной 0,85 м на северном фасаде и 0,8 м на западном. Западная стена к югу от лопатки сохранилась на участке длиной всего 1 м. Она идет двумя уступами шириной 0,75 и 0,6 м, а далее — северный откос дверного проема, в основании которого лежит уплощенный валун. Северная стена в западной части прослежена на участке длиной только 1,2 м. Ее ширина 0,95 м. Прослежен северо-восточный угол часовни также с лопаткой. Кирпичная кладка восточной стены шириной 0,95 м сохранилась в длину на 2,2 м. Южнее она разрушена до валунов фундамента, которые после слома часовни забросали кусками извести — строительным мусором. Общий план часовни 1753 г. прямоугольной формы с угловыми лопатками и дверным проемом со слегка скошенными стенками достаточно легко реконструируется.

Слой 5 — желтый крупнозернистый песок внутри часовни 1753 г. на уровне нижнего ряда разобранной кирпичной кладки ее стен. Толщина слоя 10–20 см. Сверху он частично был перекрыт упомянутой выше известковой проливкой-стяжкой 1859 г. Песок — засыпка под полом часовни, куда попали предметы в промежуток времени между 1753 и 1859 гг. Это в основном строительный мусор — редкие кусочки извести, щепочки, кованые гвозди, обломки белёсого и прозрачного оконных стекол, фрагменты кирпичной плинфы больших размеров (пол 1753 г.?), битые кирпичи (7,5х15,5х32,5 см), куски белокаменных блоков, фрагменты поливной цветной керамической черепицы. Но здесь найдены также обломки белокаменного надгробия с орнаментом (в описи 1705 г. упомянута каменная гробница Савватия)34, коническое донце от стеклянной лампады, три медные монеты: 2 копейки 1817, 1818 гг. и полушка 1851 г. В конце первой четверти ХIХ в. в часовне явно была какая-то перестройка или ремонт, о характере которого стало ясно чуть позже.

Ниже песка шел слой 6 — известковая проливка-стяжка пола каменной часовни 1753 г.

д) Погребение святителя Маркелла 1663 г.

Упомянутую выше проливку пола часовни 1753 г. пробивала в западной части яма 1925 г. на месте могилы прп. Германа, а в северо-восточном углу часовни появилась другая яма (№ 3) с округлыми краями размером 0,8х2,2 м. Заполнение последней состояло из мелкозернистого песка с включением известковой крошки и битых кирпичиков. На глубине 0,3–0,35 м от верха в ее западной части было обнаружено семь брошенных разрозненных костей ног. Край одной кости был срублен под углом каким-то острым инструментом, скорее всего лопатой. Такое могло произойти во время копки земли под фундамент каменной часовни. По краям ямы показались стенки гробовины, покрытые слоем полуистлевшей бересты. Всё это производило впечатление разрушенной могилы: само погребение было изъято из гроба, а затем в гроб с землей бросили кости. Однако после зачистки дна гроба стало ясно, что это не дно, а просевшая и сильно прогнувшаяся внутрь гробовины ее крышка. Под ней явственно виднелись выпуклые очертания костей ног, таза и черепа. Погребение оказалось не тронуто. В 1753 г. могильная яма была вскрыта до крышки гроба, а затем засыпана. В эту засыпку и сбросили кости ног еще одного какого-то погребения.

Северный и восточный края ямы были срезаны фундаментным ровиком часовни 1753 г., над ними даже нависали камни цоколя. Из этого следовало, что могильная яма существовала еще до середины ХVIII в. Это могло быть погребение архиепископа Маркелла, так как яма располагалась напротив нишки в северной стене помещения (ныне пустой), в которой когда-то находилась плита с надписью: «Здесь погребенъ Маркеллъ, архиепископъ Вологодский; преставися въ лето отъ Адама 7171, а отъ Рождества Христова 1662 марта 22 дня. Тело же его по завещанию его привезено на обещание, въ Соловецкий монастырь то же года июня 5 дня. Игуменомъ был 6 летъ» (дата смерти пересчитана с ошибкой в один год, правильно читать: 1663 г.).

Наместник Соловецкого монастыря архимандрит Иосиф (Братищев) с братией выразили заинтересованность в обретении мощей святителя Маркелла. 15 июля 2003 г. мы начали расчистку погребения и обнаружили на голове погребенного золототканый клобук. 16 июля, на праздник Перенесения мощей святителя Филиппа, митрополита Московского и всея Руси, и в последующий день состоялось раскрытие мощей свт. Маркелла, облаченного в архиепископские ризы.

Илл. 4. Погребение свт. МаркеллаСвятитель был погребен в деревянной гробовине так называемой антропоморфной формы — в виде человеческого тела: суженной в ногах, расширенной в плечах и имеющей суживающийся полукруглый выступ для головы (илл. 4). Длина гроба 2,3 м, максимальная ширина 0,85 м. Такой гроб выдалбливали из целого куска дерева — колоды. Крышка была также монолитная из дерева. Всё дерево истлело до толщины 5 мм. В изголовье прослежены крупные кованые гвозди, которыми была забита крышка. Ее забивали почему-то снизу: расположение гвоздей под углом вверх. Под голову погребенного была подложена дощечка, ныне истлевшая. По краям крышки гроба в слое тлена выявлялись мелкие кованые обивочные гвоздики. Ими прикреплялась береста, фрагменты которой сохранялись под шляпкой.

Илл. 5. Клобук свт. Маркелла. Фрагмент вышивкиМаркелла похоронили в архиепископском облачении. На его голове был расшитый золототканый клобук. У левого виска на клобуке — изображение крылатого херувима и надпись «херувим» (илл. 5). На лбу — изображение Спасителя в нимбе. На верхней части — два параллельных круга из обшитой бронзовой проволоки, служившей для скрепления частей клобука.

Одеяние составляла фелонь и омофор золототканого шитья. Золотная парча оказалась в плохом состоянии. Сама тканая основа сгнила, поверх нее плотно лежали тончайшие золотые нити, легко пушившиеся, лохматившиеся при расчистке. Целые куски фелони сохранились только на плечах. На левом бедре целым оказался фрагмент ткани небесно-голубого цвета, на уровне живота прослеживалась вышивка в виде цветов. На облачении имелись три пуговицы цветного металла. Под фелонью обнаружилась медная пряжка квадратной формы с куском кожаного ремня. Маркелл был обут в кожаные сандалии.

Илл. 6. Панагия свт. Маркелла после реставрацииНа его груди лежала панагия с остатком сгнившего тканого гайтана (шнурка) длиной 2 см. Панагия представляла собой деревянный резной круглый двухсторонний с небольшими выступающими сверху и снизу закругленными концами медальон размером 3,2х5,2 см и толщиной 0,6 см. Он был вставлен в узорчатую серебряную оправку с краями в форме треугольничков-зубчиков. В срочном порядке панагия была извлечена из погребения и передана на реставрацию в Соловецкий музей-заповедник В.А. Шапошнику. Им были проведены консервационные мероприятия и первое исследование этого памятника прикладного искусства середины ХVII в. Как установил В.А. Шапошник, медальон выполнен из двух тонких липовых пластин, соединенных между собой вверху и внизу двумя парами деревянных штифтов. Резьба ажурная, миниатюрная с мелочной проработкой тонкими штихелями, фоны сквозные. Дерево потемнело от времени, деструктурировано, деформировано, при высыхании дало сильную усадку. На лицевой стороне изображен «Вседержитель на троне в славе» с предстоящими по сторонам Богоматерью и Иоанном Предтечей (фигура утрачена) и серафимами у подножия и над троном. По сторонам в отдельных медальонах — четыре евангелиста (поясные изображения). На верхнем и нижнем выступающих концах — архангелы. На оборотной стороне — «Похвала Богоматери». В центре — Богоматерь с младенцем и с предстоящими ангелами в рост. По окружности в отдельных медальонах — восемь поясных пророков со свитками. На верхнем и нижнем концах — херувимы (илл. 6).

Сразу после раскрытия погребения Маркелла был поставлен вопрос о приглашении реставраторов по ткани. Изъятие облачения и обуви состоялось 16 августа. Его осуществили художник-реставратор высшей квалификации по тканям и коже Отдела научной реставрации Государственного историко-культурного музея-заповедника «Московский Кремль» Н.П. Синицына и ведущий научный сотрудник Отдела реставрации Государственного исторического музея О.Б. Лантратова. Все материалы поступили на реставрацию в Музей-заповедник «Московский Кремль»35.

Одновременно 16 августа произошло изъятие из могилы самого костяка, который был уложен в анатомическом порядке в специально подготовленный монастырем для этой цели деревянный гроб, обшитый алой материей с орнаментом в виде крестов. Затем святые мощи в гробу были перенесены монашеской братией с песнопениями в домовую церковь в Никольском корпусе.

2003 г. войдет в историю монастыря как год обретения мощей святителя Маркелла.

В свете печальной судьбы останков прп. Германа в XX в. невольно напрашивался вопрос, почему погребение Маркелла большевики в 1925 г. не тронули? Ответ, надо полагать, достаточно прост: к началу ХХ в. точное место его захоронения было забыто. Памятная же доска о Маркелле вводила в заблуждение, что его прах находится рядом с северной стеной помещения церкви, где на самом деле была забутовка из валунных камней, пролитая известковым раствором. К тому же, как теперь выясняется, в 1859 г. перед вымосткой пола могилу Маркелла присыпали слоем песка и закрыли линзой извести (очевидно, оставшегося раствора). Скорее всего, в это же время с могилы была убрана надгробная белокаменная плита, которая теперь оказалась в центральной части церкви и становилась препятствием для прохода.

Данная плита, как уже упоминалось, была найдена нашей экспедицией в 1997 г. в мусорной засыпке Головленковой тюрьмы. Ее параметры 0,75х1,83 м. В верхней ее части выбит четырехконечный крест, а внизу читается надпись в пять строк: «На семъ месте погребено тело Маркелла Архиепископа Вологодскаго бывшаго игумена Соловецкаго»36. Судя по наличию арабских цифр, плита поздняя и не соотносится со временем погребения. Тип эпитафии датируется концом ХVIII — п.п. ХIХ вв. Резко сузить дату появления плиты в часовне позволяет упоминание Маркелла как 34-го по счету игумена.

Дело в том, что в Летописце Соловецком, изданном в 1790 г., Маркелл указан под № 35, так же, как в труде Досифея 1836 г. и «Летописце Соловецком» 1847 г. издания. Но в начале ХIХ в. архимандриты Паисий (1813–1819 гг.) и Макарий (1819–1825 гг.) в своих трудах отмечают, что Маркелл был именно 34-м игуменом. Таким образом, плита была выполнена в 1813–1825 гг. Примечательно, что к тому же времени относятся и монеты 1817 и 1818 гг., выявленные в слое 5 песка. Они указывают на проведение каких-то ремонтных работ в часовне Германа. С учетом времени запаздывания попадания монет в слой установку памятной плиты следовало бы отнести ко времени архимандрита Макария. Однако точные сведения о ремонте часовни встречены не ранее первых лет правления архимандрита Досифея — под 1828 г.: «Две часовни преподобных Германа и Иринарха покрыты новым тесом и выкрашены»37.

Погребение Маркелла приходилось на северо-восточный угол каменной часовни 1753 г. Исходя из того, что монастырские описи сообщали, что святитель Маркелл был похоронен ВНУТРИ ДЕРЕВЯННОЙ ЧАСОВНИ прп. ГЕРМАНА, напрашивался вывод: границы каменной и деревянной часовен примерно совпадали. Но раскопки скорректировали данное заключение. При дальнейшем снятии слоев 7 и 8 выяснилось, что было два деревянных сооружения одно — малое, где были погребения прп. Савватия и Германа, другое большое, специально расширенное для погребения Маркелла.

е) Деревянная часовня 1663 г. и малая гробница начала ХVII в.

Слои 7 и 8 темно-серого и желтого песка, лежащие под известковой проливкой пола кирпичной часовни, являлись засыпкой, которой в 1753 г. прикрыли остатки разобранной деревянной часовни. Найденные в песке медные монеты не противоречат дате каменного строительства, хотя и «запаздывают» на 16 лет и 22 года: две монеты 1731 и 1737 гг. были чеканены при Анне Иоанновне, но находились в обращении еще в середине ХVIII в. при Елизавете Петровне (1741–1761 гг.).

Илл. 7. Раскоп-1. В центре раскопа - яма 1926 г. на месте могилы прп. Германа. Ведется вскрытие могилы свт. МаркеллаОт всего сруба деревянной часовни ХVII в. осталось единственное западное бревно толщиной 18 см, которое превратилось в труху темно-коричневого цвета (илл. 7). Оно располагалось внутри каменного здания 1753 г. и словно специально было оставлено строителями. Длина бревна прослежена только в северной части — 2,4 м, южный край уходил под плиты пола и не вскрывался. Но в любом случае его длина в пределах раскопа не могла превышать 2,8 м, так как южный край обрубала стена церкви 1859 г. Таким образом, ширина часовни не превышала 3 м. Восточное бревно часовни не могло быть прослежено, так как на его месте прошел фундаментный ров 1753 г. Если исходить из того, что это бревно явно лежало чуть далее могилы Маркелла, то общую длину часовни не трудно высчитать — 5,6–5,8 м. Следовательно, площадь деревянной часовни составляла чуть более 17 кв. м (3х5,8=17,4).

Датировать постройку можно по монетам. С внутренней стороны западного бревна (почти под ним) найдены две, очевидно, закладные серебряные «чешуйки» царей Михаила Федоровича (1613–1645 гг.) и Алексея Михайловича (1645–1676 гг.). Они чеканены из проволоки, очень тонкие (размером 8х15 и 9х13 мм). По поздней монете деревянную часовню Германа следует отнести ко времени правления Алексея Михайловича. Это совпадает со временем погребения Маркелла (1663 г.). Надо полагать, что именно в этот год и специально для погребения видного церковного иерарха, архиепископа Вологодского и Белоезерского, бывшего соловецкого игумена, и была осуществлена перестройка старой обветшавшей «гробницы» прп. Германа. Маркеллу определили достойное место, похоронив рядом с могилами прп. Савватия и Германа. В старой маленькой «гробнице» Германа для нового погребения не было места. Находки фрагментов керамического городчатого лемеха, имеющего прогнутость по форме барабана и главки, могут указывать на то, что главка новой часовни была еще и дополнительно украшена.

Знаменательно, что термин «часовня прп. Германа» впервые появился в описи 1668 г., сменив термин «гробница Германа» в описях 1632, 1640 и 1645 гг. При этом он стал отдельным заголовком описания постройки — «часовня Германа». Впервые опись 1668 г. упоминает и гроб Маркелла в часовне Германа38. Все это и является еще одним доказательством перестройки гробницы в часовню под погребение Маркелла.

Илл. 8. Раскоп-1. Реконструкция планировки гробницы и часовенОт сруба самой первой постройки — гробницы — остались две канавки: западная пустая (рядом с бревном часовни 1663 г.) и восточная (шириной 18 см), дно которой заполняла труха от нижней части бревна. Промер позволил установить внешние параметры часовни по линии запад—восток — 3,1 м (илл. 8). Хотя южное и северное бревна были уничтожены строительством 1753 г., можно не сомневаться, что эта часовня была почти квадратной с внутренним пространством около 2,9х2,9 м. Могила прп. Германа размещалась почти по ее центру, примыкая к восточной стене: при входе еще оставалось небольшое пространство шириной 0,8 м.

Внутри древнейшей часовни отложился культурный слой (слой 9) — черный гумусированный песок с крупной галькой. Мощность его разная: к северу от ямы 1 — толщина 1–3 см, к югу — 5–10 см. Вокруг ямы отмечена 21 индивидуальная находка, все это исключительно гвозди, мелкие гробовые гвоздики и шляпки от них. Кроме того, черный слой здесь содержал 18 костных останков, включая зубы и мелкие обломки человеческих костей. Под черным песком была выявлена яма (2) неправильной формы, близкая к овалу 1,6х2,1 м, заполненная аналогичным черным мелкозернистым песком, также с немногочисленными мелкими фрагментами костных останков. Ее, собственно, и перерезала по центру вскрытая в 1925 г. могильная яма (1) прп. Германа, которая не дошла до самого дна второй ямы. Яма 2 явно предшествовала яме с погребением прп. Германа, ее большие размеры вполне соответствуют двойному погребению Савватия и Германа, чьи гробы первоначально стояли рядом. Очевидно, в 1622 г., когда согласно Соловецкому летописцу состоялось первое обретение мощей прп. Германа, поисковая яма была больших размеров и захватила прежнюю могильную яму Савватия. Тогда же, очевидно, Герман был перезахоронен по центру ямы 1622 г. Костные останки вне могилы Германа, прежде всего зубы, могли относиться к мощам прп. Савватия. Это подтвердила экспертиза, проведенная в июне 2004 г. В.Н. Звягиным. Отдельные частички мощей Савватия оказались и среди мощей Германа (результат перекопки прежней могильной ямы Савватия).

В северо-западном углу древнейшей постройки отмечена еще одна яма-перекоп, правда, небольшая (0,6х0,7 м) подтреугольной формы. В ней оказались бронзовые щипчики для снятия со свечей нагара. Их можно датировать не ранее первой четверти ХVII в., поскольку они изготовлены из вырезанной узкой полоски листовой меди и по внешнему виду напоминают продукт местного производства котельной мастерской, раскопанной нами в 2000 г. внутри Новобратского корпуса. Сама мастерская возникла только в первой четверти ХVII столетия.

Скорее всего, данная яма была выкопана под основание каменного креста Савватия. Этот крест постоянно упоминают монастырские описи, начиная с 1632 г. Из их контекста следует, что он и стоял именно в этом углу. Как показали наши исследования, белокаменный крест не был келейным, а его изготовили по распоряжению игумена Филиппа для обозначения могилы Савватия, мощи которого в 1566 г. были перенесены в Спасо-Преображенский собор39.

Археологических данных для точной датировки гробницы Германа нет. Как нет на ее месте и следов иной какой-либо предшествующей постройки. Отсюда возникает вывод, что в гробницу прп. Германа могли переименовать пустовавшую неразобранную гробницу прп. Савватия после перенесения его мощей в собор.

Раскопки не выявили следов пожарища 1538 г. на месте гробницы Савватия. Логично предположить, что самой гробницы в то время не было. Анализ письменных источников это подтверждает. Так, опись Соловецкого монастыря 1514 г. упоминает исключительно гробницу Зосимы — «Изосимов гроб»40. О гробе или гробнице Савватия там ничего не сказано. Первые известное сообщение о раке Савватия относится только к 1549 г. («Да у Саватея чюдотворца на раке образ Саватея чюдотвоца на золоте осми пядей... Да в сенех у Саватея чюдотворца икона в киоте Пречистая на красках четырех прядей, а посторонь ея чюдотворцы соловетцкие»)41. Следовательно, гробница Савватия могла появиться только в промежутке времени между 1514 и 1549 гг.

Возведение гробницы Савватия можно было бы ожидать в первой трети ХVI столетия — в период составления одной из редакций Жития прп. Зосимы и Савватия, упоминающей эту гробницу. Но в ней имеются два существенных противоречия, что указывает на более позднюю доработку текста о гробнице. Автор текста жития первой трети ХVI в. констатировал, что при нем гроб Савватия находился в могильной яме и был засыпан землей: «И ископавше гроб за олтарем церкви Пречистые Богородицы честнаго ея Успения, и тако погребоша честне святыя мощи преподобнаго Саватия, ПОКРЫША ЗЕМЛЕЮ со псалмы и песньми, ИДЕ ЖЕ ЛЕЖАТ И ДО СЕГО ДНЕ [выделено мной. — В.Б.], подавающе исцеления всем, иже с верою притекающим»42. Следовательно, в первую треть ХVI в., включая начало тридцатых годов, гробница Савватия не была построена. Поэтому не может быть принято во внимание другое сообщение, что гробница прп. Савватия была сооружена прп. Зосимой, который велел написать икону Савватия для установки поверх его гроба (который, как уже отмечалось, в это время покоился в земле): «И возгради гробницу над мощьми блаженаго Саватия, и в ней постави иконы — образ Господа нашего Исуса Христа и Пречистыя Богородица приходити на поклонение братии, и свещу повеле поставити над гробом преподобнаго... И совещевает с братиею, еже бы велети и образ написати блаженаго и поставити на гробе». Вскоре икона доставляется из Новгорода на Соловки, передается прп. Зосиме. «Он же постави ю НА ГРОБЕ святаго». А далее по тексту следует, что гроб Савватия уже является объектом поклонения: «Игумен же Зосима приходя в нощи, поя и моляся, имыи во устех псалмопение непрестанно, и коленопреклонения многажды творяше чрез всю нощь даже и до заутрении ко образу Владыкы Христа и того Пречистыя Матере, НАД ГРОБОМ стоящих блаженаго Савватия»43. Домысел о деяниях Зосимы разоблачает сообщение об иконе. Инок Мурманского Успенского монастыря на Онежском озере Митрофан рассказал, что соловецкие монахи не посмели дерзнуть написать образы преподобных угодников Божиих в течение 30 лет после их кончины, и потому на Соловках не было их икон44. Первое упоминание об иконе прп. Савватия действительно очень позднее — все в той же описи Соловецкого монастыря 1549 г.45

Таким образом, время сооружения гробницы Савватия должно приходиться на период после пожара 1538 г. и до составления описания монастыря в 1549 г. Думается, не ошибемся, если приурочим его к 1545 г., игуменству Филиппа (Колычева). В этом году сходятся несколько событий: 1) написание иконы Богоматери Боголюбской с Зосимой, Савватием и монашеской братией; 2) первое обретение мощей Зосимы и Савватия 2 сентября, связанное с подготовкой канонизации этих подвижников на соборе 1547 г.46

Подтверждает данный вывод и датировка слоя, залегающего ниже черного песка внутри гробницы. Слой 10 — серый песок с крупной галькой, насыпной. Он прослежен только в границах первой, древнейшей, постройки. В нем встречены мелкие кусочки кирпича, что указывает на дату: середина ХV в., игуменство Филиппа, при котором и началось на Соловках каменное строительство. Под слоем 10 шел материк — крупнозернистый желтый материковый песок.

Несомненно, «гробница» Савватия представляла собой закрытое наземном сооружении или, как пишет А.Г. Мельник вслед за М. Красовским, «род небольшой деревянной часовни»47. Монастырская опись 1549 г. сообщает о сенях гробницы Савватия: «Да в сенех у Саватея чюдотворца икона в киоте Пречистая на красках четырех пядей, а посторонь ея чудотворцы соловетцкие». В связи с этим М.И. Мильчик определяет гробницу Савватия как деревянный склеп с сенями48. Археологически сени не проследились. Возможно, они были небольшие и их разрушил фундамент западной стены часовни 1753 г.

ж) Другие погребения в часовне

Помимо частиц мощей прп. Савватия, Германа и мощей свт. Маркелла в границах Германовской часовни было засвидетельствовано еще два погребения. Одно из них располагалось непосредственно под деревянным саркофагом Маркелла. На уровне его ног неожиданно выявился лежащий ниже череп еще одного погребенного. Судя по отношению к фундаменту каменной часовни 1753 г., это погребение было сильно потревожено фундаментным рвом. Возможно, кости именно его ног были уложены в могилу Маркелла выше крышки гроба. Раскопки этого погребения не проводились, иначе были бы уничтожены остатки саркофага святителя.

К югу от могильной ямы Маркелла проследилось другое погребение. Яма также оказалась неглубокой, всего 0,43 м. Ширина ее 0,75 м, длина более 1,35 м (далее она уходит под фундамент часовни 1753 г., нарушившей погребение). Костяк лежит на спине вытянуто, головой на запад, руки сложены на груди. В заполнении ямы — редкие кусочки белой извести и мелкого битого кирпича. Это определяет дату — не ранее середины ХVI в. (когда при игумене Филиппе и началось каменное строительство на Соловках) и не позже 1663 г. (когда был погребен Маркелл в новой часовне). Все кости плохой сохранности, рыхлые. Стертые зубы указывают на почтенный возраст. Следов деревянной гробовины нет. Прослежена полоска бересты на груди 24х90 см и мелкий фрагмент бересты на лбу 2х8 см. Возможно, тело было завернуто в бересту или же это всё, что осталось от берестяного гроба. Для атрибуции этого погребения данных нет.

После окончания археологических исследований раскоп был засыпан мелко просеянным песком до первоначального уровня земли.

Подведем итоги раскопок церкви прп. Германа ХIХ в.

1. Установлено четыре строительных периода памятника:

1-й — 1545 г., возведение деревянной гробницы прп. Савватия, которая с 1622 г. стала именоваться гробницей прп. Германа;

2-й — 1663 г., строительство большой деревянной часовни прп. Германа;

3-й — 1753 г., разборка деревянной и строительство каменной часовни прп. Германа;

4-й — 1859 г., замена каменной часовни на церковь прп. Германа.

2. Выявлена планировка двух древних построек — гробницы и часовни.

3. Раскопки еще раз подтвердили правильность концепции Соловецкой археологической экспедиции о необходимости и важности для Соловков тщательных раскопок всех временных слоев и поздних построек ХIХ в. Как оказалось, истоки вытянутых пропорций церкви прп. Германа середины ХIХ столетия (1:3) восходят к удлиненным пропорциям каменной часовни 1753 г. (1:2), которая в свою очередь практически повторила план деревянной часовни позднего Средневековья (1663 г.).

4. Установлена топография могильных ям внутри древнейшей гробницы прп. Савватия и часовни прп. Германа.

5. Выявлены частицы мощей прп. Германа и прп. Савватия.

6. Обнаружено погребение святителя Маркелла 1663 г., изучен обряд погребения архиепископа XVIII в.

7. Собрана коллекция предметов материальной церковной и монастырской культуры ХVII–ХIХ вв., нумизматическая коллекция ХVII–ХХ вв., сфрагистическая коллекция свинцовых пломб ГУЛАГа.

Сокращения

ОРПГФ ГИКМЗ «МК» — Отдел рукописных и графических фондов Государственного историко-культурного музея-заповедника «Московский Кремль»

РАН — Российская академия наук;

РГИА — Российский государственный исторический архив (Санкт-Петербург);

СПбИИ РАН — Санкт-Петербургский институт истории РАН.

1 Реставрация осуществлена под руководством архитектора-реставратора В.В. Сошина в сер. 1990-х гг. (Научно-исследовательский и производственный кооператив «Палата»).

2 Главная церковная и ризничная опись ставропигиального первоклассного Соловецкого монастыря 1866 г. Ч. I // ОРПГФ ГИКМЗ «МК». Кол. Соловецкой ризницы. Рук. 1433 (бывш. № 1282). Л. 159 об.

3 Житие и чудеса преподобных Зосимы и Савватия Соловецких чудотворцев / Издание подготовлено С.В. Минеевой. Курган, 1995. Комментарии на С. 233 (только в Волоколамском списке).

4 Соловецкий патерик. М., 1991. С. 23; Досифей (Немчинов), архимандрит. Географическое, историческое и статистическое описание ставропигиального первоклассного Соловецкого монастыря. М., 1836. С. 54.

5 Летописец Соловецкий. М., 1790. С. 12.

6 Летописец Соловецкий. М., 1833. С. 21.

7 Мельник А.Г. Ансамбль Соловецкого монастыря в ХV–ХVII вв. История. Архитектура. Оформление храмовых интерьеров. Ярославль, 2000. С. 17.

8 Дата (2 сентября 1545 г.) приведена со ссылкой на издание: Минея. Август. М., 1989. Ч. 1. С. 263. Сказание см.: Житие преподобных Зосимы, Савватия и Германа, Соловецкой обители первоначальников. Издание Соловецкой обители, 2001. С. 177, 179.

9 Голубинский Е.Е. История канонизации святых в Русской Церкви. М., 1903. С. 99–100.

10 Летописец Соловецкий. 1790. С. 44.

11 Описи Соловецкого монастыря 1632, 1640, 1645, 1668 гг. (СПбИИ РАН. Кол. 2. Оп. 1. Д. 137. Л. 84–84 об.; Д. 139. Л. 78–78 об.; Д. 141. Л. 90 об.–91 об.; Д. 142. Л. 68–69).

12 Голубинский Е.Е. Указ. соч. С. 132, 428–429.

13 О Маркелле см: Досифей (Немчинов), архимандрит. Указ соч. С. 136, 140, 305; Летописец Соловецкий. 1790. С. 48; Краткое жизнеописание иже во святых отца нашего, святителя Маркелла, игумена Соловецкаго, впоследствии архиепископа Вологодскаго и Белоезерскаго // Соловецкий православный календарь. 1998. Издание Соловецкой обители. Б/м, б/г. С. 45–47 (здесь же литература).

14 Соловецкий православный церковный календарь. 1998. С. 45–47, 106.

15 Ровинский Д.А. Виды Соловецкого монастыря, отпечатанные с древних досок, хранящихся в тамошней ризнице. СПб., 1884. Гравюра Зубовых неоднократно переиздавалась: Скопин В.В., Щенникова Л.А. Архитектурно-художественный ансамбль Соловецкого монастыря М., 1982. С. 73. Рис. 63; Вереш С.В. Эволюция облика Соловецкого монастыря по его изображениям // Архитектурно-художественные памятники Соловецких островов. М., 1980. С. 216. Рис. 4.

16 Летописец Соловецкий. 1790. С. 91–92.

17 Макарий, архимандрит. Описание ставропигиального первоклассного Соловецкого монастыря. М., 1825. С. 31.

18 Досифей (Немчинов), архимандрит. Указ. соч. С. 241.

19 Ровинский Д.А. Указ. соч. № 10, 11.

20 Под № 7. Чертеж Васильева издан: Скопин В.В., Щенникова Л.А. Архитектурно-художественный ансамбль Соловецкого монастыря М., 1982. С. 55, рис. 42.

21 Досифей (Немчинов), архимандрит. Указ соч. С. 304–305.

22 Главная церковная и ризничая опись… 1866 г. Л. 159 об.–161.

23 Мелетий, архимандрит. Историческое описание ставропигиального первоклассного Соловецкого монастыря. М., 1881. С. 66.

24 Соловецкий православный церковный календарь. 1998. С. 96.

25 ОРПГФ ГИКМЗ «МК». Ф. 20. Списки и акты по приемке историко-художественных предметов Соловецкого монастыря. 11 августа — 9 октября 1923. Д. 11. Л. 28.

26 Лихачев Д.С. Избранное. Воспоминания. Изд. 2-е, доработанное. СПб., 1997. С. 218.

27 Фотография неоднократно издавалась. См., напр.: Бродский Ю.А. Соловки. Двадцать лет особого назначения. М., 2002. С. 220.

28 Сказание о перенесении святых мощей преподобных Зосимы, Савватия и Германа из Санкт-Петербурга в Соловецкую обитель, бывшем в лето 1992-е // Житие преподобных Зосимы, Савватия и Германа, Соловецких чудотворцев. К 500-летию составления первой редакции жизнеописания преподобных Соловецких первоначальников. Издание Спасо-Преображенского Соловецкого ставропигиального мужского монастыря. 2003. С. 247–251.

29 Ныне они покоятся в раках в надвратной Благовещенской церкви.

30 Мельник А.Г. Указ. соч. С. 22, прим. 54; Описи Соловецкого монастыря ХVI в. Комментированное издание / Сост. Дмитриева З.В., Крушельницкая Е.В., Мильчик М.И. СПб., 2003. С. 173.

31 В раскопках приняли участие Андрей Буланов (Архангельск), Василий Притыкин (Соловки), Владимир Курмановский (2002 г.) (Москва). Все ответственные расчистки я выполнял сам. Надо отдать должное усидчивости А.Ю. Буланова, который на мелком сите тщательно просмотрел весь снятый грунт. Это позволило выявить очень мелкие находки.

32 Сапожникова О.С. Записка об обретении и перенесении мощей митрополита Филиппа (Колычева) // Книжные центры Древней Руси. Соловецкий монастырь. СПб., 2001. C. 441.

33 Буров В.А., Охотина-Линд Н.А. Три произведения конца ХVI — начала ХVII в. о Соловецком монастыре // Книжные центры Древней Руси. Книжники и рукописи Соловецкого монастыря. СПб., 2004. С. 165.

34 ОРПГФ ГИКМЗ «МК». Рук. 1404, Опись 1705 г. Л. 107–107 об. («В той же часовни гробница каменная Савватия чюдотворца, оболочена крашениною синею»).

35 В настоящий момент ткань хранится в холодильнике и ждет своей очереди реставрации. Вопрос о передаче остатков облачения монастырю находится на стадии обсуждения.

36 Буров В.А. Археологические исследования крепости Соловецкого монастыря // Археологические открытия 1997 г. М., 1999. С. 16.

37 РГИА. Ф. 796. Оп. 109. Д. 1461. Л. 8.

38 Описи 1632, 1640, 1645, 1668 гг. (см. прим. 11).

39 Кресту прп. Савватия мы посвятили отдельную статью (в печати).

40 Описи Соловецкого монастыря ХVI в. С. 33.

41 Там же. С. 44–45.

42 Житие и чудеса преподобных Зосимы и Савватия Соловецких чудотворцев. С. 43.

43 Там же. С. 44.

44 Там же. С. 128.

45 Описи Соловецкого монастыря ХVI в. С. 44, 45.

46 См. прим. 8.

47 Мельник. Указ. соч. С. 14, прим. 60.

48 Описи Соловецкого монастыря ХVI в. С. 173.

Буров Владимир Андронович

Родился в 1948 г. в Москве. Выпускник кафедры археологии исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. Кандидат исторических наук. Старший научный сотрудник Института археологии РАН и Соловецкого государственного историко-архитектурного и природного музея-заповедника.

Еще статьи:
Соловецкая обитель в структуре монастырей Великого Новгорода ХV в.
Письма-донесения Соловецкого архимандрита Александра в Синод о военных событиях 1854-1855 гг. на Белом море
Путешествие каменного «келейного креста» преподобного Савватия

Версия для печати