Архимандрит Иосиф: «Назначение Соловецкого монастыря — вести людей к спасению»

Тринадцать лет назад на Соловки вернулись монахи. Дата некруглая, но я попросила наместника Спасо-Преображенского Соловецкого ставропигиального мужского монастыря архимандрита Иосифа (Братищева) дать это интервью.

- Вокруг Соловков в последнее время много шума, много разговоров. Немало таких публикаций, в которых говорится о том, что монастырская братия наносит немалый вред, и только музей сможет спасти остров и находящиеся на нем культурные ценности. Отец Иосиф, ваше отношение к подобные высказываниям?

- Публикации с негативной информацией о деятельности монастыря носят ярко выраженный человеческий характер. А подходить к жизни обители нужно совсем с иной точки зрения.

Назначение Соловецкого монастыря на протяжении всех пяти веков - вести людей к спасению. В первую очередь, конечно, насельников, пребывающих сюда, чтобы служить Богу и людям. И, во-вторых, паломников и местных жителей. Кстати, значительная часть населения острова так или иначе обращается в обитель: освятить дом, окрестить ребенка или взрослого, отпеть тех, кто отошел в жизнь вечную. То есть жизнь околоцерковная даже у людей не церковных все равно происходит. Я уже не говорю о тех, кто постоянно посещает храм.

До самого закрытия в обители было огромное количество насельников. Здесь же обучались поморы тому, как нужно проходить свою земную жизнь. Сюда ежегодно приезжало до двадцати тысяч паломников, которые за период своего богомолья получали токи духовной жизни.

- На протяжении восьми лет я приезжаю на Соловки, как паломница. На службах постоянно вижу некоторых сотрудников музея. И мне, например, совершенно не понятно, почему постоянно пытаются монахов и музейщиков "сталкивать лбами".

- Я бы не стал полагать нормальным разделение между музейщиками и монашествующей братией. Каждое поколение наносило свой пласт на сохранение храмов, монастырских корпусов и иных хозяйственных строений.

На Руси всегда находились люди, которые заботились о сохранении движимых и недвижимых памятников. Низкий поклон членам инициативной группы, таким как Н. Померанский, Барановский и другие, а также тем, кто создавал в стенах уже закрытой обители в лагерное время музей.

И низкий поклон тем людям, которые уже в 60-е годы прошлого века начали трудиться в Соловецком музее. Они жили в жутких условиях, в холодных корпусах, много работали, их можно назвать настоящими подвижниками. Тогда не могло быть и речи о каком-то их воцерковлении. Я думаю, что если бы в те годы появилась возможность, то многие из них стали прихожанами монастыря, как это происходит в настоящее время. Среди сотрудников, стоявших у истоков музея, сегодня есть глубоко верующие люди, такие, например, как Светлана Васильевна Вериш, одна из его первых директоров.

То, что происходило здесь в 70-80 годы, стало началом возрождения. Когда сюда вновь пришла монашествующая братия, то в пустовавшие прежде храмы они вдохнули настоящую жизнь. Храмы задышали тем, чем они должны дышать - молитвой людей и кадильным дымом, возносящимся перед иконами.

- На Соловки приезжает множество людей. Далеко не все они посещают остров для того, чтобы помолиться, приложиться к святыням...

- К сожалению, многие из них не осознают того, что это место исстари было посвящено молитве. В 20-30-е годы прошлого века оно стало местом страданий и могилой для десятков тысяч заключенных. Если на кладбище кто-то начнет петь песни, то уважающие себя люди сделают ему замечание. Как кладбищу не свойственно развлечение, так и Соловецкий остров не то место, где можно развлекаться. Сюда нужно приезжать или для молитвы, или для благоговейного присутствия, или для изучения истории, природы, флоры, фауны. Здесь огромная книга мироздания Божия, которую должно изучать и благоговеть перед Творцом, что Он так премудро все устроил на этом маленьком острове в Белом море. Впредь этим нужно серьезно озаботиться, и не превращать Соловецкий остров в место для развлечений.

- Как вы считаете: туристы для Соловков благо или же они наносят острову урон?

- В нынешнем году лето выдалось жарким и Соловки посетило особенно много туристов. Точное их число неизвестно, потому что многие из них не приходят ни в монастырь, ни в музей, а размещаются в палатках по всему острову. Я думаю, что дальнейшее подобное распространение приведет к большой трагедии на Соловках, к непредсказуемым, тяжелым последствиям. К решению данного вопроса необходимо подойти очень внимательно. Например, придать Соловкам другой статус, чтобы регулировать поток приезжающих сюда людей. Этим нужно озаботиться всем: и монастырю, и музею, и администрации, и лесхозу. Северная природа настолько ранима, что ей придется долго восстанавливаться после кострищ, и не приведи Бог, если случатся пожары в лесах.

Соловки требуют к себе очень бережного отношения, как это делала на протяжении пяти веков монастырская братия. Человек здесь находился в гармонии с окружающей природой и они друг друга дополняли: человек - природу, природа - тех людей, которые трудились над ее благоукрашением. Одно другому воздавали славу. До сего времени все люди, посещающие остров, приходят в восхищение от огромных валунов, которые были так премудро и красиво сложены и, несмотря на годы лихолетья, по-прежнему являются монументом красоты и величия Севера и всей России. Такие же чувства вызывает и система каналов, проложенная насельниками монастыря, паломниками, трудниками, годовиками. Многие люди, видя, что здесь было сооружено монашествующими, обретают веру.

- Создается впечатление, что "одеяло" Соловков "тянут" на себя множество людей, фирм, организаций, для которых главное "качать" отсюда деньги, а монахи должны быть неким экзотическим приложением. И в то же время говорят, что монастырь хочет выгнать отсюда всех, чтобы самому зарабатывать.

- Я должен заявить официально, что монастырь никого отсюда выселять не намерен.

Все средства, заработанные монастырем, останутся на Соловках. Они выразятся в отреставрированных храмах, отремонтированных келейных корпусах, в восстановленных дорогах, которых на острове множество. Монастырь никуда не вывезет отсюда денежные средства. Ни местному населению, ни жителям Архангельской области не надо бояться, что монахи "выкачают" средства из Соловков, обескровят остров, разрушат все и оставят после себя пустое место.

Так уж устроен мир на земле, что у человека одна голова, в семье один хозяин, в организации один руководитель. И на Соловках должен быть один хозяин. Только тогда можно будет говорить о каком-то порядке. Пока каждый будет управлять сам по себе Соловки останутся площадкой для времяпрепровождения туристов, оставляющих после себя мусор. Средства же осядут в туристических фирмах, которые находятся на материке.

- Каждый видит себя хозяином: администрация - себя, музей - себя, а монастырь, разумеется, себя.

- Я вижу комплексный подход к решению этого вопроса. Совершенно бессмысленно говорить об упразднении районной власти. Также бессмысленно говорить о ликвидации музея. И, конечно же, о том, что можно закрыть монастырь. Главным трем руководителям (музея, монастыря и главе администрации) необходимо решить, что здесь должно быть и как.

- Получается мирное сосуществование? Приходите ли к единому решению?

- На сегодняшний день нет.

- Так кто же все-таки на Соловках главный хозяин?

- Каждый человек, находящийся на Соловках, должен четко осознать и усвоить, что он является временным обывателем, а хозяева здесь первооснователи обители, преподобные Зосима, Савватий, Герман и их последователи. В конечном итоге будет так, как управит Господь по их молитвам. Я верю, что Господь все ведет ко благу.

Соснина

«Правда Севера», 22 октября 2003 г.

Версия для печати